г. Москва, м. Автозаводская, ул. Ленинская слобода, д.26, стр.2 (ТЦ "Глобал Молл", 1-й этаж)

Звоните: +7 (916) 957-27-28

Пишите: office@fratria.ru

Ближайшие матчи развернуть

Ближайшие матчи

02.03 Зенит - Спартак -:- 19:30
10.03 Спартак - Факел -:- 19:00
Прошедшие матчи развернуть

Прошедшие матчи

16.05 Ахмат - Спартак 2:2 окончен
10.05 Спартак - Химки 2:1 окончен
03.05 Арсенал - Спартак 1:2 окончен
25.04 Спартак - цска 1:0 окончен
18.04 Спартак - Уфа 0:3 окончен
11.04 Локомотив - Спартак 2:0 окончен
04.04 Ростов - Спартак 0:0 окончен
18.03 Спартак - Урал 0:0 окончен
13.03 Динамо - Спартак 0:0 окончен
07.03 Спартак - Краснодар 6:1 окончен
28.02 Спартак - Рубин 0:2 окончен
16.12 Зенит - Спартак 3:0 окончен
12.12 Сочи - Спартак 1:0 окончен
05.12 Спартак - Тамбов 5:1 окончен
29.11 Спартак - Ротор 2:0 окончен
21.11 Спартак - Динамо 1:1 окончен
07.11 Урал - Спартак 2:2 окончен
31.10 Спартак - Ростов 0:1 окончен
25.10 Краснодар - Спартак 1:3 окончен
17.10 Химки - Спартак 2:3 окончен
03.10 Спартак - Зенит 1:1 окончен
26.09 Тамбов - Спартак 0:2 окончен
20.09 Рубин - Спартак 0:1 окончен
13.09 цска - Спартак 3:1 окончен
29.08 Спартак - Арсенал 2:1 окончен
26.08 Ротор - Спартак 0:1 окончен
23.08 Спартак - Локомотив 2:1 окончен
19.08 Уфа - Спартак 1:1 окончен
15.08 Динамо - Ротор 0:0 окончен
15.08 Рубин - Урал 1:1 окончен
14.08 Спартак - Ахмат 2:0 окончен
14.08 Сочи - Химки 1:1 окончен
14.08 Арсенал - Уфа 2:3 окончен
11.08 Рубин - Локомотив 0:2 окончен
11.08 Ротор - Зенит 0:2 окончен
10.08 Урал - Динамо 0:2 окончен
09.08 Спартак - Сочи 2:2 окончен
09.08 Арсенал - Ахмат 0:0 окончен
09.08 Уфа - Краснодар 0:3 окончен
08.08 Тамбов - Ростов 0:1 окончен
08.08 Химки - цска 0:2 окончен

Шитов: «Меня ущипнули — и я влепил пощечину с разворота»

Поделиться в соцсетях
Шитов: «Меня ущипнули — и я влепил пощечину с разворота»

Интервью Владислава Шитова, который сегодня снова сыграет за «Крылья» против бывших.

— Что творилось внутри, когда сделал счет прошлого матча со «Спартаком» 4:0?

— Оказалось, можно было спокойно с мячом забегать в ворота (улыбается). А я бежал и не видел, есть ли кто сзади. Просто понимал: вот сейчас забью «Спартаку». Клубу, которому, думаю, каждый мечтает забить — а у меня случай отдельный. Счастье переполняло.

Матч весь необычный был. «Крылья» в этом сезоне наладили реализацию — в прошлом играли не хуже, просто отдавали свои матчи. Вот и со «Спартаком» нам теперь реализация помогла. Не забей два первых же своих момента — все могло пойти иначе. А взять нашу ничью с «Оренбургом». Думаю, если бы мы забили в первом тайме, игра сложилась бы по-другому.

— Доверюсь тебе: в трансляции было ничего не видно.

— Туман был на уровне трибун. Нам было видно и поле, и мяч, и соперников. Только для зрителей обман зрения.

— По словам Осинькина, главное усиление «Крыльев» летом — никто не ушел, если не считать Коваленко.

— Так и есть. Все ждали конца трансферного окна — самим было интересно посмотреть, кто останется. Слухов было много, но в итоге состав сохранился. Это проблема любого клуба, который взращивает молодых игроков. В итоге их разбирают.

— Осинькин однажды сможет возглавить большой клуб, как «Спартак»?

— Наверное, а почему нет? Ставит очень интересный футбол, который каждой команде придется по вкусу. Если у Игоря Витальевича получится — буду только рад.

— Слышал, ты близко дружишь с Салтыковым?

— На базе вместе жили. Я только недавно съехал на квартиру — спустя полтора года в Самаре. Первым соседом тут, кстати, был Коваленко.

— Чтобы даже в 20 лет футболист клуба РПЛ жил на базе — вау.

— А что? На базе кормят, поят, баня есть, тренажерный зал, телевизор — все, что нужно. Две комнаты в номере.

— Салтыков — главный талант «Крыльев» после сезона Пиняева?

— По стилю игры они разные. Салтык понаглее, мне кажется. А у Сереги этот сезон как-то не пошел.

Брат Шитова Виталий зажигает в Первой лиге — Влад считает, что они стали бы хулиганами, если бы не футбол (однажды напоролись на полицию). Тренер «Спартака» учил их симуляциям

— У твоего брата Виталия сезон в Первой лиге тоже классный?

— Стараюсь не пропускать матчей его «Тюмени» (идет 4-й в Первой лиге, до первого места два очка. — Sport24). Раньше брат максимум гол за сезон забивал, сейчас уже пять — пока лучший сезон. Очень жду его в РПЛ в следующем сезоне. Будет себя хорошо проявлять — не останется без внимания.

— Виталий мог перейти в «Крылья»?

— Наверное, мог. Но знаю, что до конкретного предложения не дошло.

— Вы с ним копии?

— И внешне, и внутренне разные. Хотя все меняется. Я стал спокойнее, он более взрывной — а лет пять назад было иначе. Тогда я мог на что-то эмоционально отреагировать, а брат — с каменным лицом, взвешенно принимал решения. Виталий тоже вырос, но характер дает о себе знать. Воспринимает все острее, сначала — эмоциональная реакция.

— У вас с братом была ревность друг к другу?

— Нет, это, скорее, в шуточной форме сейчас относится к сестре — в том смысле, что родители ее балуют. В 10 лет у меня не было айфона, ничего такого. Сейчас времена меняются, дети уже не такие, как наше поколение в их возрасте.

— На хулиганов в Ярославле напарывались?

— Такой район знаем только по рассказам, но у нас все было спокойно. Скорее, этими хулиганами могли быть мы, если бы не футбол (улыбается). Оба в братом достаточно хулиганили. Бывало, и подраться могли. На заброшку ходили, в песок прыгали. По крышам бегали, играли в прятки, в войнушку играли. Но чаще — на коробке в футбол. С теплотой вспоминаю время в Ярославле.

— Ты вспомнил, как за вами увязался хвост из полиции. Что вы учудили?

— Взрослые дяденьки решили на наших глазах взорвать [петарды] корсары. По-моему, 20-е — очень прилично бомбанули на территории нашей школы, у футбольного поля. Мы там гуляли, и тут пришли эти дяди: «Хотите посмотреть?» Мы, конечно, хотели. А они кинули и убежали, а мы стояли и смотрели, как взорвется. Ушли уже дальше гулять, а кто-то вызвал полицию — донесли, что это дети взрывают, никого больше там не было.

— Не объяснили бы полицейским про дяденек?

— Молодые, куда нам? Диалог с ними вести страшно было. Драпанули. Остался, наверное, только мой брат и еще пара человек. А мы большой компанией бежали метров 700 на ускорении — и потом все врассыпную. Хотя за нами особо и не гнались.

— Читал, Виталий как-то разбил дома дверь?

— Да, в PlayStation проиграл — и в дверь с ноги ударил. А дверь оказалась внутри полая. Не насквозь прошиб, но дыра вышла хорошая. Папа, когда пришел, тихо снял дверь, переставил ее на другую сторону и прикрепил обратно. У нас вообще родители спокойные. По-моему, даже ремнем не били ни разу.

— А ты бы своих детей смог?

— Наверное, нет, но иногда прямо очень хочется. Моя десятилетняя сестра — такое создание, что иногда хочется приложить по попе (смеется).

— Это вы с братом в FIFA играли?

— Да, тогда в FIFA, а так играю в UFC, NHL. На компе — конечно, в Counter-Strike. О ней вообще узнал только под выпуск из академии «Спартака», от своего друга Егора Лошкова — он сейчас в вологодском «Динамо». Потом затянуло — начали ходить в компьютерные клубы. Сейчас меня надолго не хватает, устаю сидеть перед экраном. Мой максимум — часов пять, и то в выходной.

— Против Соболева не рубился?

— Нет, только слышал разговоры Игната и Соболя. Помню, как Саша пытался оружие продать в CS. Ходил по раздевалке, предлагал скины [снайперской винтовки AWP] Dragon Lore.

— Соболев на завтраки в «Спартаке» приходил?

— При мне ходил, всегда Сашу видел на завтраках. Было удобно: завтрак на стадионе, можно было хоть пешком оттуда дойти до тренировочного поля.

Вообще я намного моложе Соболя, не слишком контактировали. Но не думаю, что с ним сложно ужиться и работать — Саня на позитиве, может подшутить, подколоть.

— Твой знакомый по «Спартаку-2» Мелешин заслужил играть чаще в основе?

— Я бы давал ему шанс. Но раз Паша туда попал, то не просто так. Значит, на тренировках доказывает, что может что-то.

— Кто лучший нападающий России?

— Все, кто в сборной.

— Не Дзюба, значит?

— Артем свое отыграл, мне кажется. Уже доказал всем все.

— Ну кто тогда, Соболев?

— Мне Чалов нравится хладнокровием.

— Форвард может симулировать во имя победы?

— Конечно, никто этого не запрещает. Правда, с ВАР нырять особо нет смысла, а я и до того не практиковал и никогда не приветствовал.

Помню, как один тренер в академии «Спартака» сказал: «Сейчас будем отрабатывать финт Неймара». Все удивились, что за финт такой? Объясняет: «Идете с мячом, и как будто бы у вас за спиной защитник, и он вас сбивает. Ваша задача — упасть так красиво, чтобы я вам поверил». Половину тренировки мы этому посвятили.

Шитов перенес тяжелую болезнь в «Спартаке» — считает этот период самым сложным в карьере. Строгая диета, изоляция, последствия оставались полтора года

— Ярославль — хоккейный город. Пробовали себя с братом там?

 — Было дело. Один тренер «Локомотива» жил рядом с нами. Увидел на коробке возле дома, что мы спортивные, много бегаем. Спросил, не хотим ли в «Локомотив» попробовать — папа одобрил, он за клубом следил. К тому же экипировку на пробу они дали. Решили, если что — потом купим.

Приходим на первую тренировку в зал. Хоккеисты делали разминку, поставили ворота из двух фишек — для игры в футбол. Разделили всю команду на двойки, меня поставили с братом. Мы вынесли весь «Локомотив», но потом тренер сказал: «Давайте все-таки в хоккей».

— Ходил на «Локомотив»?

— Да, и в прошлый отпуск, и в этот планирую. А как-то в начале учебного года нас с братом забирал со школы папа. Садимся в машину, веселые, что-то рассказываем — а отец грустный. Спрашиваем, что случилось. Он на серьезе говорит: «Локомотив» разбился».

Его игроков я знал: мы ходили на игры этого состава. Были маленькие, не до конца понимали — но то ощущение запомнил.

— Начинали вы с Виталием в академии «Шинника». Помнишь их в Премьер-лиге?

— Только в Первой лиге. Подавал там мячи Низамутдинову. А потом на одном поле против него играл за «Спартак-2» (смеется). Мне бы до стольких лет доиграть (Низамутдинову 42, он все еще форвард «Шинника». — Sport24)!

К нам в школу «Шинника» — мы с братом начинали в одном из ее филиалов, разбросанных по городу — на показательную тренировку приезжал и Ребров. Фото оттуда я показывал потом Артему в «Спартаке». Я там совсем маленький.

— От кого вне «Шинника» вы с братом фанатели?

— Брат постоянно топил за Роналду. В академии «Спартака» во время эль класико, постоянно все кричат, кто лучший — Криштиану или Месси, у кого больше «Золотых мячей», кто больше за сезон забил. Брат — туда же. А я сидел просто смотрел. Но если бы мне предложили выбирать, встал бы на его сторону. Для меня за счет упорства, работы, наверное, Роналду выше Месси.

Брату, конечно, купили футболку с Кришем, а мне — арсенальскую, с Анри, просто потому что она висела в магазине. Копировать Тьерри я не пытался, мы даже по телосложению не похожи. Увидел его в игре, когда уже вырос. Примером для меня был Агуэро — человек моей комплекции, борется за все мячи.

— Брат хочет себе рельеф, как у Криша?

— Да нет. Конечно, в кругу семьи ходит, выпендривается: «Как накачался, смотрите, как могу! Во какие банки!» А так у них в «Тюмени» работы в зале, как понимаю, больше, чем в «Крыльях» — у нас ходят по желанию.

Сам я занимаюсь скорее для профилактики травм. К 20 годам уже было немало всяких надрывов — не хочется случайно пропускать игры, как в начале этого сезона.

— Самая тяжелая травма?

— Под конец чемпионата в «Спартаке-2» повредил голеностоп, пропустил победу «Спартака» в Кубке. Попал в заявку на полуфинал, а на финал, когда MакSим пела, даже вырваться не смог. Накануне я играл за «Спартак-2»: мне надо было улучшить рекорд команды по голам за сезон. Забил — и в голевом моменте усугубил травму. Поехал домой с опухшей ногой. В кубковом финале я бы, конечно, все равно не играл — но было бы неплохо оказаться в заявке.

А более неприятной оказалась болезнь, которую я в 15 лет перенес в «Спартаке». Не уверен, что стоит оглашать изначальный диагноз, но в итоге пришло к мононуклеозу.

— Как заразился?

— До сих пор не знаю. После выписки семья положила меня в отдельную квартиру — чтобы никого не заразить.

Сама болезнь протекала спокойно, в легкой форме. Если температура и была, то небольшая.

— А что было самым тяжелым?

— Нужно было правильно питаться, ничего жареного. Даже в академии я ел отдельно с пацанами, которые все-таки тоже переболели. Очень грустно. Иногда хитрили: просил брата взять дополнительную порцию чего-нибудь, когда уже совсем тяжело было.

К тренировкам я приступил только через месяц, если не больше. Вообще тот период — самый трудный в жизни. Ходишь на игры, рвешься помочь пацанам — а нельзя. Когда все же начинал тренироваться, печень давала о себе знать. Все переболевшие пацаны тренировались сначала отдельно — некоторые возвращались только месяца через полтора, настолько было тяжело.

— Долго ощущал последствия?

— Да, даже через год-полтора. Играем на солнце, в жару, а я, допустим, хорошо не размят — и продышаться не мог. Уже минуте на 30-й болезненные ощущения возникали.

Шитовы так скучали вне дома, что копили со стипендий для побега из «Спартака» — хотя бы на время

— Вместо «Спартака» ты мог попасть в «Локомотив» или ЦСКА, верно?

— Мы с братом изначально и поехали на просмотр в «Локомотив». А всего раза четыре на 2-3 дня туда катались, а то и больше. Наступали выходные — и нас приглашали. Познакомились там с Карпукасом — правда, Артем старше нас на год. Мы могли остаться в «Локо», но потом появились варианты с ЦСКА и «Спартаком».

— «Спартаку» симпатизирует ваш отец. Это повлияло на выбор?

 — Да, было такое. Мне в целом понравилось и в «Локомотиве», и в «Спартаке». В ЦСКА — меньше. Там и не было особой заинтересованности, видимо. Помню, нам показали их интернат, поля, потом была тренировка, на следующий день — игра. На нее пришли наш папа и спартаковский селекционер Судариков. Он спросил: «Почему Шитовы не едут к нам на просмотр?» Через дня два позвонил отцу и позвал.

— Первое время в отрыве от дома было очень сложным?

— Конечно. Даже думали собрать вещи и вернуться домой. Копили стипендии, чтобы купить билеты до Ярославля. Стипендии были по две тысячи рублей, но тратить было не на что: в академии все включено, разве только до «Ашана» сгонять, в парк «Сокольники» или девочке какой-то цветы купить.

— Почему так рвался домой?

— Нам по 12 лет, трудно было просто так оторваться от семьи. Представь: ты привык, что за тобой ходят, каждый день видишь родных, разговариваешь с ними — и в какой-то момент тебя лишают половины семьи. И ты такой: «Где все? С кем можно пообщаться?» Обычно домой приходишь, там тебя ждут. А тут только слышишь в трубке голос.

Если отлучаешься на неделю-другую — ты в эйфории. А месяц-два разлуки гораздо сложнее даются. Становится одиноко, тоскливо. Хотя то папа, то мама приезжали, забирали нас под расписку, гуляли с нами. Даже бабушка несколько раз приезжала.

— На билеты накопили?

— Нас отпустили на выходные. Когда в «Спартаке» начало получаться, стал забивать, получать похвалу тренеров — в голове перещелкнуло: «Спартак» — это возможность попробовать себя в любимом деле. Нам это нравится и в будущем может принести плоды. Надо пробовать, а домой в любом случае успеешь.

Ценил спокойствие Витории и близко принимал разносы Ваноли, Абаскаль напоследок похвалил Влада. «Крылья» он выбрал из-за Осинькина — а мог уйти в «Нижний Новгород»

— Ты говорил, что прибавил у Осинькина в понимании футбола. Можешь на примере?

— Например, стало больше конкретики, когда и как открываться. Раньше делал все стандартно — и на уровне Первой лиги это проходило. Игорь Витальевич наглядно показал, как можно лучше. Уверенности в силах стало больше — это неизбежно, когда дают шанс.

— В «Спартаке» тебе уверенности не хватало?

— В главной команде «Спартака» — да. В «Спартаке-2» чувствовал себя максимально комфортно. А в основе у меня не было времени адаптироваться до конца. Это скорее моя проблема — такой большой клуб требует максимально быстрой готовности. И давление в основе ощущалось. Даже когда обсуждали не конкретно меня, а кого-то другого.

— С Ваноли ты общался?

— Были один-два диалога. Паоло объяснил, какие моменты во мне нравятся, какие — нет. Узнал много нового.

— Он сильный тренер?

— В обороне — да. По ней у нас были теории на первых сборах, где был я. Жаль, но про атаку сказать нечего.

— Ты говорил, что с Виторией было комфортнее. Что имел в виду?

— Не было такой агрессии. Ваноли итальянец, более эмоционально реагирует на неудачи, потери. Руй спокойнее относился. Сейчас понимаю: разносы, как у Ваноли, абсолютно нормальны. Просто надо воспринимать критику как желание человека тебе помочь.

— Не со всеми это работает.

— Я больше отношусь к тем, кого лучше заводить, указывать на моменты, которые не получаются. Это придает мотивации.

— При этом тебе было спокойнее с Виторией. Не понимаю.

— В то время подход Ваноли я воспринимал хуже, сейчас бы относился иначе. Наверное, я ментально вырос. Тогда был переходный возраст, какие-то вещи воспринимал по-детски, близко к сердцу. Думал: со мной что-то не так.

— Сборы у Ваноли сумасшедшие?

 — Да, причем больше всего нагрузили, когда мы только прилетели на сборы. То ли в тот же день, то ли на следующий у нас была сверхактивная первая тренировка. Размялись, и уже на упражнении по технике передач тренеры требовали, чтобы отдавали пас жестко, включались. Сыграли в очень интенсивный квадрат, а после — интенсивнейшие бега. Что-то вроде такого: триста метров (вокруг поля), небольшая пауза, потом шестьсот (два круга) и через паузу еще круг. Потом отдых побольше — и 600–300–600. Вот таких две серии.

— Ты на фоне такой нагрузки травмировался?

 — Наверное, да. Мне тогда сказали поехать в Москву, быть на связи с доктором «Спартака-2», сделать МРТ. Обследование не показало ничего серьезного, и меня отправили на сбор с «двойкой».

— Это сильно помешало закрепиться в основе?

— Не думаю. Молодых вообще не очень подпускали к тренировкам с основным составом — разве что в квадрате, в упражнениях на тактику помочь, в футбол поиграть. Плотнее нас не погружали.

— Ты был в заявке «Спартака» на Лигу Европы — которую, по словам Соболева, вы могли выиграть, если бы не бан. Согласен?

— Не знаю. Состав был очень хороший, и осень прошли замечательно — а никто ведь не ожидал, что команда из России в принципе пройдет группу, которую называли лигочемпионской. Я попал в заявку, например, на матч с «Наполи» — эмоции шикарные. Но как бы все сложилось в плей-офф, загадывать я бы не стал.

— В РПЛ есть россияне, сопоставимые по мастерству с Промесом?

— Наверное, нет, Квинси лучший. И у него, и у Мозеса уровень мастерства с мячом, понимания игры запредельный. Иногда просто хочется рот открыть и смотреть.

Еще сумасшедший уровень был у Жиго. Лидер и на поле, и за полем. Самуэль был очень эмоциональным, всегда готовым помочь любому в команде.

— Как ты понял, что нужно уходить из «Спартака»?

 — Летом «Спартак-2» расформировали, некоторым игрокам разрешили поехать на сборы с основой — нам с братом Виталием в том числе. Меня больше подключали к полноценным тренировкам, чем брата. В первой игре я получил немало времени, во второй тоже вышел — а ближе к третьей уже наигрывался состав, на который Абаскаль рассчитывал в сезоне. Так возникли мысли попробовать себя в другой команде.

— Абаскаль говорил, что рад был бы снова видеть тебя в «Спартаке»?

— Нет, просто пожелал удачи перед отъездом. Сказал: «У тебя хорошие данные, все еще может получиться».

— Кроме «Крыльев» у тебя был вариант с Нижним Новгородом?

— Да, было очень близко. Мне уже звонил администратор, просил скинуть документы для заявки. Я скинул, а в обед мне позвонил агент: «Есть еще вариант в «Крыльях». Я попросил до вечера подготовить соглашение: уже надо было куда-то ехать. Решение принял буквально за день. В Самаре были друзья, с которыми я встречался в сборной и на футбольных полях Москвы. Плюс тренер здесь доверяет молодым игрокам — фактор Осинькина был главным.

— Ты мог вернуться в «Спартак» летом, по истечении аренды?

— Мог. Но никто не гарантировал, что меня оставят, что будут давать игровое время. В «Крыльях» я получал больше практики. Решение было очевидным. По-настоящему прощался я со «Спартаком», по сути, уже когда уезжал в аренду.

Сборной было тяжело в Египте из-за условий, Карпин шутил над Коваленко из-за веса

— Ты сыграл в обоих матчах с Египтом — при этом вы между ними вы мотались домой.

— И это было очень тяжело. Мало того, что мы летели часов шесть до Египта, так там и до отеля от поля очень неблизко. И к аэропорту дорога была тяжелая. Жара тоже была изнурительная. На поле хоть бегаешь, поприятнее. А по отелю даже передвигаться на обед было очень жарко.

Меня вызвали из-за того, что не могли поехать два травмированных форварда. Это была отличная возможность себя проявить себя на таком уровне. В том числе и для того работаем, чтобы играть международные матчи. В любом случае лучше, чем отдых или товарняки с какими-то российскими командами.

В сборной Египта, между прочим, много интересных игроков — соперник был не проходной. Первый матч нам был сложнее второго. Показалось, даже поле сперва было более густым и медленным — а к нашему возвращению стало быстрее.

— Какой тебе запомнилась работа с Карпиным?

— Погрузились в другую тактику, схему. Стиль, оборона, прессинг — все совершенно отличается от «Крыльев». Взять вынос от ворот: крайние нападающие поднимаются выше, а центральный спускается сыграть по опорнику — у нас такого нет. Мне комфортнее тактика «Крыльев», но люблю узнать что-то новое.

— Карпин подтравливал?

— Нескольких человек, с которыми уже был знаком — да. Например, Ковалю прилетало за лишний вес. Мне он просто объяснял, как лучше действовать. Стиль общения с Осинькиным тоже отличается. Атмосфера, как и у нас, семейная, никто не отдален — но у Карпина, наверное, проще язык. Он как будто ближе к тебе, общение теснее.

Шитов — художник! А еще любит отдыхать по России, за границей был на турнире в Финляндии — там узнал, что в футболе кусаются

— В детстве тебя увлекало рисование. Откуда это пошло?

— С бабушки. Спросила как-то, не хотим ли мы с братом попробовать. Решили: почему бы и нет — после школы есть свободное время. В какое-то время даже встал выбор — футбол или рисование. Но решать было несложно: всегда рвались заниматься чем-то подвижным. Еще до футбола ходили на общеразвивающую физкультуру — бегали, прыгали.

— Бабушка сама художница?

— Нет, но почему-то всегда хотела, чтобы художник в семье был. Поэтому сейчас в художественную школу ходит сестра, перешла ей эта ноша (смеется). Ей нравится, постоянно скидывает рисунки, хвастается. Я, конечно, говорю, что лучше могу, но для десяти лет у нее правда хорошо выходит — получается лучше, чем у многих ребят старше из ее класса.

— Кто лучше рисует — ты или Виталий?

 — Конечно, я. Брат давно этим не занимается, а я до сих пор могу что-то нарисовать. Наброски на татуировки, как правило. Нравятся рисунки в черно-белом цвете. Всегда с собой ручка.

У бабушки хранятся все работы из художественной школы хранится. Иногда приходишь к ней, а она достает большую папку, просит угадать, что мое, что — брата. Очень скучаю по тем временам, по близким. Бываю у них регулярно: дадут нам четыре выходных, я в самолет, потом на поезд — и дома.

— Если не компом и не рисованием, то чем занимаешься в Самаре?

— Если не комп, то PlayStation (улыбается). Могу поехать куда-то прогуляться с тем же Салтыком, но больше нравится пассивный отдых — полежать, посмотреть сериалы. Если надо что-то сделать — легко, просто сейчас дел в Самаре особо нет.

— Сколько денег тебе нужно в месяц?

— Сейчас в связи с покупкой квартиры потратился. Два телевизора и по мелочи в квартиру — вилки, ложки. Заехал как будто в готовую квартиру, деньги куда-то ушли.

Когда жил на базе, хватало и 30 тысяч в месяц. Иногда мог поехать в ресторан, дойти до магазина купить что-то сладенькое.

Хотя ладно, если вещи какие-то себе заказывать, 100-150 уходило. Я больной до кроссовок — в Самаре у меня пар 25-30. Когда был контракт с Nike, постоянно себе заказывал. А потом так: смотришь — красивые новые найки, могут подойти. Раз — заказал на условном Farfetch, или знакомые находят. Ничего коллекционного — просто чтобы было красиво на ноге.

— Какой для тебя идеальный отпуск?

— Активный. Не могу сидеть ровно: отпуск — момент, когда хочется двигаться, получать эмоции. На зимний отдых есть планы запрячь хаски, на них уехать куда-то в лес, покушать там либо на ночь остаться. Под Ярославлем такое практикуется. Или взять семью — и в лазертаг или пейнтбол поиграть. Да даже в кино пойти интереснее, чем дома сидеть.

— Зимой будешь отдыхать в России?

— А я пока никогда не летал за границу в отпуск. На Мальдивы пока не тянет. Наверное, когда будет семья, придется туда летать (смеется). Маленькими каждое лето ездили в Адлер. Раньше там набережная была с аттракционами, можно было дротики побросать, пострелять, потанцевать.

А сейчас чаще всего отдыхаем в Ярославле либо рядом с ним — на турбазе. Или снял дом с баней, сделал шашлычка себе, сидишь отдыхаешь. Мне много не надо. Главное, чтобы семья была рядом, а остальное сам можешь сделать — и еду приготовить, и покататься на чем-нибудь, и в бане попариться.

— За границей хотя бы турнирах был?

— Понравился финский, наш первый с братом. Там было очень красиво, а еще впервые в жизни попали в аквапарк в моей жизни — горки сумасшедшие! На футболе запомнились финны: грубо играют, кусаются, щипаются. Мы маленькие, а их — парней на год-два старше — уже обучали, что можно провоцировать людей.

Было тяжело. Я подходил к тренеру, спрашивал, что с этим делать. Он говорил: «Нормально, это футбол». А для нас это было дикостью — как это ты играешь в футбол, при этом щиплешься и кусаешься?! Вот ты стоишь перед ним — он подошел и за плечо цап.

На турнире в Испании потом то же самое было. У меня была уже желтая, а человек меня ущипнул. Я был уже постарше, мог ответить — и влепил ему с разворота пощечину. Слава богу, судья не увидел.

— В РПЛ такие мерзкие соперники попадаются?

— Один был, не буду называть. Ходил, грубил, говорил: «Иди отсюда, молодой». Катился, щипался, что-то рассказывал, оскорблял. Неприятный человек.

— Как ты реагировал?

— Смеялся, и все. Это скорее его слабость: щипается, а в футбольном плане ничего не может противопоставить.

Хочет в Европу, есть амбиции вернуться в «Спартак»

— Завтра вам снова играть со «Спартаком».

— Неважно, в Тушино или в Самаре играем, внутри появляется ажиотаж. Конечно, ожидания — только победа. Хочется как можно выше завершить год.

— Кто станет раньше чемпионом — «Спартак» или «Краснодар»?

— Хотелось бы, чтобы «Спартак».

— А кто выше закончит сезон — «Крылья» или «Спартак»?

— Провокационный вопрос, конечно (смеется). Будем делать все возможное, чтобы «Крылья». А поле покажет.

— У тебя есть амбиции вернуться в «Спартак»?

— Конечно, есть. Но сначала надо свою состоятельность доказывать — а потом уже думать о будущем.

— В мае писали, что тебя мог подписать «Локомотив».

— Конкретного предложения не было, а писать могут много чего. До меня ничего не доходило за то время, что я в Самаре.

— Где ты должен отметить 25-летие, чтобы быть счастливым?

— Идеально было бы оказаться где-то в Европе, в хорошей команде из топ-5 лиг. Но я ставлю цели на сезон максимум, и только в России. А вообще, конечно, за границей поиграть хочется.

Фотогалерея

Видео

 Нет видео для этой новости
Поделиться в соцсетях

Похожие новости:

Комментарии