Прислать новость Зарегистрироваться или

RSS twitter Facebook в Контакте в Google+
Одноклассники Instagram YouTube Я.РУ
Магазин Фратрии
Лента новостей

Партнёрская программа по картам Фратрии

Карта Друзей Фратрии. Будь с нами!



Фоторепортажи:

Премьер-лига
20-й тур (18 марта)
Локомотив 1:1 Спартак

Премьер-лига
19-й тур (12 марта)
Спартак 1:0 Анжи

Премьер-лига
18-й тур (5 марта)
Краснодар 2:2 Спартак

Все фоторепортажи

Видео Фратрии:




Больше видео



Голосования:

Лучший игрок "Спартака" в 20-м туре
"Локомотив" - "Спартак"
Выберите 3-х игроков




Реклама

Ретро Сергей «Люберецкий» Митяков: «Мы – народная команда!»

Сергей «Люберецкий» Митяков: «Мы – народная команда!»
© fratria.ru

История фанатизма неотъемлемо связана с историей клуба. Мы хотим сделать на нашем ресурсе некую свою "Повесть временных лет" и благодаря этому, уверены, станем сильнее. Не в физическом, а в идеологическом плане. Именно поэтому мы по крупицам собираем воспоминания наших ветеранов фанатского движения. Сегодня мы представляем вашему вниманию интервью с Сергеем "Люберецким", одним из первых фанатов красно-белых.

С чего началось объединение болельщиков московского «Спартака»? Как фанаты проявляли себя в Советское время? Об этом вспоминает герой рубрики «Old School» - Сергей Михайлович Митяков.

Митяков Сергей Михайлович, «Люберецкий» - организатор первого выезда болельщиков ФК «Спартак» (Москва) в 1977 г.

Впервые попал на стадион в 1963 г.
Кумиры 1960-70: Виктор Папаев: «У него была потрясающая левая нога, филигранная техника! Недаром его называли супер-звездой советского футбола».
1970-80: Фёдор Черенков, Георгий Ярцев, Юрий Гаврилов, Геннадий Морозов.
1990-00: Валерий Кечинов, Илья Цымбаларь, Андрей Тихонов.
Наше время: Денис Глушаков, Лионель Месси.
Симпатии иностранным клубам: «МЮ», «Бавария», «Не люблю Челси».
Иностранные игроки: Герт Мюллер, Йохан Кройф, Пребер Элкъяер-Ларсен, Марко ван Бастен, Уле Сульшер.

- Сергей Михайлович, с чего началось объединение болельщиков?
- Тогда болели разрозненно, на стадион приходили с семьёй, но большинство – поодиночке, поэтому нам очень не хватало общения. Между Западной и Южной трибунами в «Лужниках» висела турнирная таблица, возле которой постоянно собирался народ, чтобы обсудить игру, посмотреть изменения, потрепаться. Хафизов, Коля Сапего, Чекмарев... Из этой «Трепаловки» всё и пошло. Мы сидели на «Юге» и постепенно стали бросать клич: «Спартак, все сюда!», поначалу реагировали как-то неохотно, но вскоре начали подтягиваться молодые люди с других секторов. Потом уже вместе покупали билеты на соседние места, чтобы при проверках милиция не выгоняла нас. Кстати, поначалу милиция не реагировала на сборы болельщиков, но начальники быстро поняли, что массовые сборища – это нехорошо. 135-ое отделение сразу стало для многих родным: за 1973 год у меня только официальных бумаг на работу пришло 5 штук. И во всех одна формулировка «Организация беспорядков на стадионе».

- И всё же, несмотря на трудности фанаты проявляли себя.
- Конечно! Из журнала «Кепеш шпорт», который с трудом удавалось доставать, мы узнавали, как и в чем ходят болельщики английских клубов — «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпуль». Они все на цветах, это так здорово! И мы твердо решили, что и наших болельщиков должны узнавать и видеть. В 1972 у Заплаты появился первый шарф — бабушка связала. Он им очень гордился. Примерно в то же время придумали «хлопушку» (11 хлопков — «Спартак!»), песню «Идет фанат по городу» и речёвку «В союзе нет ещё пока команды лучше «Спартака», стали заводить веселый переклич: «Манная каша? — Нет! Девочка Маша? — Нет!». Все песни и заряды появлялись спонтанно: пришло вдохновение — написал, на матче озвучил.

- А что ещё было из атрибутики?
- Покупали красные или белые майки, по трафарету наносили полосы. И всё — спартаковская футболка готова. Также поступали с пакетами. Самопальные кепки делали, стали чаще появляться шарфы — их по заказу вязали мамы и бабушки. У меня с тех пор основные цвета в гардеробе – красный и белый. Например, жёлтого и зелёного совсем нет – это всякие «жальгирисы» или, например, «жовто-блокытные».

- Сергей Михайлович, а почему Вы стали болеть за «Спартак»?
- Я рано научился читать и лет в 5-6 осилил книгу «Спартак» Джованьоли Рафаэло. Мне очень понравился главный герой — его характер, сила, человеческие качества. Мальчишкам во дворе всегда говорил, что я болею за «Спартак», а в 7 лет первый раз попал на стадион. Помню, 1963 г, я «достал» папу просьбами сводить на стадион. В итоге пошли на игру «Спартак»-кони, как раз был праздник открытия спортивного сезона. Папа в перерыве пошёл в буфет за водой, я остался один. Рядом мужики сидят:
- Пацан, за кого болеешь?
- За «Спартак».
- Ну, ты так просто сказал, потому что команда выигрывает.
Вот тогда я и выдал, что «цска это кони», а «судья – козёл», мужики тут же поняли, что я болею за спартаковцев не просто так. На радостях мне насыпали целую фуражку конфет, а после матча несли до метро на руках, передавая друг другу. Папа всё время бегал вокруг и просил: «Только не уроните, только не уроните!». Вот таким у меня был первый поход на стадион, в 2013 году я отметил 50-летие своего первого матча.

- Начало семидесятых – далеко не лучшее время в истории красно-белых, однако именно тогда болельщиков на трибуне становится больше. Как думаете, почему?
- С 1974 по 76 я служил в армии, многое пропустил. Команда вылетела в первый дивизион, но, думаю, именно беда и сплотила нас, дала толчок в развитии движения. Это необъяснимо: в команде из более-менее известных остались Прохоров и Ловчев, но Константин Иванович Бесков сумел привлечь других футболистов, сделал лучшую команду первого дивизиона и вывел ее в высшую лигу. Наверное, болельщики что-то почувствовали — «Спартак» в низшем дивизионе собирал гораздо больше зрителей, чем матчи Высшей лиги!

- Расскажите о первом выезде.
- 25 июня 1977 года играли в Минске. Незадолго до этого в «Трепальне» решили: надо ехать и поддержать клуб. Я брякнул, что организую автобус. Ну, назвался груздем, как говорится... Как же достать автобус? Он тогда стоил 800 рублей. Пошел на базу, в Трансагенстве (выезд-то междугородний!) прошёл тщательную проверку, заполнил анкеты. Сказал, что женюсь и надо из Минска перевезти родственников жены, а деньги собрали друзья и родные. 24 июня из Выхина 45 счастливчиков выехали в сторону Минска. Это, действительно, были счастливчики, те, кто сумел найти 20 рублей на поездку – очень приличную сумму для того времени.


Минск-77. Первое фото выездного сектора болельщиков красно-белых

Едем в цветах, портвейн рекой. В 6 утра прибыли на место. Вышли и сразу зарядили «Московский Спартак!». Минчане понять не могут — суббота, 6 утра, кто-то орёт... К нам ещё подтянулся народ, те, кто на поездах приехал, даже один на самолете добрался. Стадион «Динамо» — битком, ведь в республиках «Спартак» по значимости всегда был на втором месте после своего клуба. Местные и милиция офигевают – москвичи приехали в другую республику поболеть за любимую команду…

А после матча в автобус зашёл Николай Петрович Старостин и долго беседовал с нами. Ребята сказали, кто организовал автобус и выезд. Николай Петрович сказал мне тогда: «Молодой человек, вы сделали великое дело!» — и пожал руку. Я её неделю потом не мыл и всем об этом говорил! Выезд удался. Обратно с нами даже пять каких-то девчонок поехали. Одно жаль — «Спартак» проиграл.

- Местные болельщики к приезжим относились спокойно?
- В целом да, но в 1979 году произошла первая драка между местными болельщиками и нами. Опять же Минск, нас уже человек 300. Слово за слово, полетел мусор, и понеслась. В автобусе разбили стекло, я, как старший, очень переживал. Менты не отдавали паспорт, пока не решу вопрос с ремонтом. Мы сбросились на ремонт, деньги отдали водиле. Всё разрешилось благополучно. Пожалуй, с 79-го и начались «приключения» на выездах — до этого всё было ровно, а тут сразу 300 фанатов...

- 1982-й год…
- После матча с «Хаарлемом» мне сильно повезло: толпа меня буквально вынесла на улицу, а через секунд 20 обрушилась лестница и началась давка. Никого обратно не пускали, парень в толпе кричал что врач, но и его не пустили. Я каждый год прихожу к памятнику, а в машине всегда кассета с нашими песнями. Песню «20 число» я включаю, когда тяжело...

- Как жилось во время ментовского террора?
- Серьезные зачистки и ментовской террор начались как раз после трагедии 1982 года. Если ты пошел на футбол, то мог получить 15 суток с припиской «Враг народа», уведомлением на работу или в место учебы. Очень тяжелые времена были, болельщики будто жили в полуподполье: цвета прятали, возле «Трепальни» не собирались, а встречались уже на секторе. В регионах было намного легче. Дышалось свободнее, болелось лучше. Например, в Тбилиси на Кубке чемпионов (21 марта 1984 г.) мы даже спокойно играли с местными фанатами в футбол. Помню интересный эпизод. На запасном поле у стадиона местные гоняют мяч и предлагают нам сыграть пять на пять. На деньги.
- Давай по «двушке».
- Давай.
Мы выиграли 3-0. Грузины заводятся.
- Давай по «пятерке».
- Давай.
Мы опять выиграли, но уже со счётом 3-1. Соперники совсем в раж вошли.
- Давай по «десятке»
- Э, нет, парни. В Москве сейчас не сезон, мы долго не играли в футбол, ноги уже забиты.
- Тогда поехали в ресторан! 

В общем, отлично время провели. Собрался я улетать, а билетов нет. Мой друг Сергей Базулев подошёл к Старостину и попросил взять меня в самолет. И Николай Петрович меня узнал! 7 лет с первого выезда прошло! Узнал, расспросил о делах, о семье. Я сказал, что женат, растут две девочки. В итоге улетел с командой.

1985 год. Я снова встретился с Николаем Петровичем. И он спросил, как мои девочки. Всё помнил, а ведь ему было почти 90 лет. Я счастлив, что был с ним вот так знаком.

- Какие ещё выезда запомнились?
- Опять же Тбилиси, года не помню. У нас -11, а там +11 Жара, хорошо. За неделю до нашего матча в Тбилиси играли «Динамо» (Минск) и «Динамо» (Бухарест), мой друг у румын за 40 рублей купил кроссовки и пришёл в них на игру «Спартак» - «Андерлехт». Гуляем с ним по городу, подходит к нам грузин и просит продать кроссовки. Предлагает 100 руб., 120, друг отказывается, мол, а в чём я пойду? Грузин предлагает ботинки, лишь бы получить понравившиеся фирменные кроссовки. Я уговариваю друга, продавай, мол, за эти деньги себе ещё купишь и в плюсе останешься. В Кутаиси такие же 28 рублей стоят. Не продал. Один грузин-таксист служил в Люберцах, так на радостях, что встретил «земляков», закатил нам отличную экскурсию.

Помню Питер, 1978 или 1979 год. Пошли гулять. А город серый, мрачный, невзлюбил я его сразу. Был там раз 7 или 8. Все кричат: «Питер! Питер! Красота!», у нас не меньше красивых мест. А менты там поганые. Уже много позже, в 2008 году, приняли меня очень жестоко и ни за что. Увезли прямо с моста перед стадионом в вытрезвитель, хотя я был трезв да и в солидном возрасте уже. Сотрудники «трезвяка» еще удивлялись, зачем меня привезли. Менты сказали, что так надо. Продержали до конца матча... Не люблю Питер. Приезжаю так: в кафе посидел-футбол посмотрел-уехал.

- Сергей Михайлович, и всё-таки, почему за «Спартак» всегда болело больше людей? В армии служил каждый второй, милицию вроде уважали, да и клубы эти постарше будут. Но «народная команда» – всегда на передовой.
- Почему всегда и везде Спартак первый? Вы сами ответили на этот вопрос, мы – народная команда! Ментов никогда не любили, армию уважали в первые годы после войны – всё-таки народ победил, а потом – что? На 3 года молодого человека вырывают из привычной среды, лучшие молодые годы проходят в казарме, с дедовщиной. Где ж тут уважение и любовь к ведомственным клубам? Я, скорее, отмечу «Торпедо» и «Крылья» – это заводские, тоже отчасти команды из народа. Но «Спартак» мощнее. Потому что – «Спартак».

- В 1996 году спартаковцы вновь показали «ноу-хау» - на трибунах появилась первая «фирма». Ваше отношение к фанатам нового формата.
- Всегда считал, если кому-то интересны драки, то ради бога, но оф — не мое. Очень много беспредела за этим скрывается. Например, в 2008 году после победы над конями спускаемся с товарищем в метро. В вагоне группа молодёжи заряжает нам: «Спартак» – чемпион!». Я в ответ, думал, свои... Завязалась потасовка с тяжелыми последствиями.

- А была преемственность поколений? Вы же со временем покидали «заворотку».
- Преемственность была у нас всегда. Сначала нам дядьки помогали пройти на стадион (в Советское время на ребенка до 15 лет полагался детский билет, но матчи часто проводились в вечернее время, на стадион без сопровождения взрослого дети попасть не могли. Мальчишки хитрили — у метро ловили взрослых мужчин, которые соглашались на время стать «отцами»). И мы помогали — кто деньгами, кто организацией (от редакции: рубрика «Old School» тоже является частью преемственности поколений — пока есть возможность, надо собирать и впитывать как можно больше информации от старших товарищей по трибунам). К сожалению, сейчас молодёжь как-то мало интересуется самой составляющей игры. Мы были очень подкованы в футболе — играли, смотрели, читали, знали имена игроков, могли пересказать яркие моменты. Я даже доигрался до третьего взрослого разряда. Мы смотрели игры в Тарасовке, даже иногда сами там играли. Повторюсь, преемственность есть. А вот у коней как таковой её нет. Я как-то спрашивал у взрослых коней: «Помните, у вас была такая знаменитая Машка?». А они: «Какая такая Машка?». Это же личность конской трибуны! Она и на хоккей, и на футбол всё с авоськой ходила. Пройдет мимо, а ты спросишь: «Машка, какой сегодня счёт? – Дай 20 копеек, скажу. – Вот тебе 20 копеек. – 2:1 выиграете». Матч заканчивается, 2:1 мы выиграли.


«Знаменитая» болельщица цска Машка
 

- Что вам нравится в нынешнем движении?
- Нравится перфоманс! Много людей на цветах, а ещё дружба с другими красно-белыми фанатами. Хорошие отношения с сербами – это прекрасно!

- А… 
- Не приемлю фаера. Мое мнение: ни к чему это. Против ломания кресел, фаеров и фашизма. Против банеров фашистских и подобных проявлений. У меня дед воевал, бабушка пятерых детей одна подняла на ноги.

***

Мы в 72-м движенье замутили
И за «Спартак» готовы были жизнь отдать.
Мы первыми кричали:
«Мы не в Чили!»,
И на ментов нам было наплевать.

Мы первыми в стране в цвета оделись,
«Розетки», флаги, красно-белая река.
Мы в 77-м сплотились в Первой лиге,
Со «Спартаком» сроднившись на века.

А первый выезд — он как первое свиданье.
Щемит в груди, из горла рвётся стон.
Пусть недруг испытает содроганье,
Когда весь красно-белый стадион!

Хафизов, Чика, Люберецкий и Заплата.
Осталось мало нас, но мы ещё ОК!
Звёзд будет много на эмблеме,
В это верим мы, ребята,
Лишь только нам дожить до этих дней.

2012 г.

Анна Shkvariko Шкваркова 

 
Сергей получает награду на праздновании 15-летия российского фан-клуба "Спартак"

 
Легенды спартаковского фанатизма Чика, Заплата и Люберецкий на праздновании 15-летия российского фан-клуба 

Источник: fratria.ru


  • Добавить в закладки Яндекс

Комментарии 3

2917072
  • 4
  • Список оценок комментария
Огромное Спасибо Сергею и Ане за интервью!
  • 1
  • Список оценок комментария
И тебе спасибо!!!
  • 0
  • Список оценок комментария
Серёга - красавец! )

Для того, что бы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте.

BrandShop

Профессиональный финансовый альянс

Rusultras

Тату салон Unity Ink Tattoo

iRedWhite

Летний лагерь футбольного клуба Црвена Звезда

Премьер-Лига 2016/17
01
45
02
39
03
39
04
33
05
32
06
30
07
30
08
29
09
27
10
27
11
23
12
20
13
16
14
16
15
15
16
12

Результаты Графики

 

Получить код информера