Прислать новость Зарегистрироваться или

RSS twitter Facebook в Контакте в Google+
Одноклассники Instagram YouTube Я.РУ
Магазин Фратрии Места продаж билетов и сезонных абонементов
Лента новостей

Партнёрская программа по картам Фратрии

Карта Друзей Фратрии. Будь с нами!



Реклама

Новости Команды Фернандо: «Хочу выигрывать титулы со “Спартаком” и вернуться в сборную»

Фернандо: «Хочу выигрывать титулы со “Спартаком” и вернуться в сборную»

Бразилец рассказал Sport24 о преступности на родине, жизни на Украине во время кризиса, фишках Мирчи Луческу и дружбе с Марио Фернандесом.

Готовимся к боям во всех турнирах, в августе нас ждет марафон

— Вы ответили для себя на вопрос, почему прошлый сезон сложился для «Спартака» неудачно?
— После чемпионского сезона и победы в Суперкубке на нас лег еще больший груз ответственности, ведь нужно было защищать титул. Мы не справились. Это было хорошим уроком, который, надеюсь, мы выучили. В чем дело? Неудача стала следствием целого ряда факторов. В первую очередь, считаю, в прошлом сезоне каждый из нас мог бы сделать больше для того, чтобы команда защитила титул, чем было сделано.

— Что, например? Вы это для себя определили?
— Конечно. И по окончании сезона, да и во время сезона постоянно я думаю о том, что сделал не так, где нужно было сыграть как-то иначе. Особенно много таких мыслей, когда тренер сажает тебя на скамейку — начинаешь копаться в себе и искать причину. Работа над собой ведется постоянно. Надеюсь, и другие ребята тоже пытаются разобраться сами в себе, и в новый сезон у нас получится удачнее.

— Сказалось ли на борьбе за титулы в России выступление команды в Лиге чемпионов?
— Если вы имеете в виду, что мы как-то берегли силы, то это не так. Очень жаль, что не получилось выиграть те две встречи у «Марибора», иначе в Лиге чемпионов мы выступили бы куда лучше. Считаю, что такой великий клуб, как «Спартак», обладающий такими футболистами, которые собраны у нас в команде, должен постоянно выступать в Лиге чемпионов. Надеюсь, в нынешнем сезоне мы тоже сыграем в этом турнире.

— Летом сильно изменилась подготовка команды по сравнению с прошлым сезоном. Какая система вам нравится больше?
— Действительно система подготовки сильно поменялась. Если в прошлом году мы делали упор на физику и силовые тренировки, то теперь больше работаем с мячом. Не могу сказать, что одна система хорошая, а другая — плохая. Они просто разные. Но, не буду врать, сейчас мне нравится больше. Ни один футболист не скажет вам, что он любит просто бегать или выполнять силовые упражнения. Мы постоянно на поле, постоянно с мячом, и через такую работу и через матчи набираем и физическую форму.

— В чем главная фишка нового помощника Массимо Карреры Рауля Рианчо? Вижу, что на тренировках вы много времени уделяете прессингу и игре в обороне.
— Это так. Современный футбол строится на этих принципах — активной и агрессивной игре в обороне, прессинге, быстром отборе мяча. Причина в том, что команда, владеющая мячом, тратит меньше энергии — ей не нужно его отбирать. Это мы сейчас и тренируем: взрывную работу, рывки для отбора мяча, чтобы потом, владея им, беречь силы.

— Ваша позиция на поле и требования к вам каким-то образом изменились?
— Лично моя нет. Изменения касаются больше командной работы. Мы учимся и в атаке, и в обороне действовать как команда, играть компактно. Если удастся довести эти действия до автоматизма, уверен, в сезоне это нам очень сильно поможет.

— С кем хотели бы сыграть в квалификации Лиги чемпионов?
— Да это же Лига чемпионов — слабых соперников там не будет. Мы готовимся к настоящим боям, причем, не только в еврокубках. У нас впереди августовский марафон. Все мы помним, как неудачно стартовали в прошлом сезоне, проиграв много матчей летом. Поэтому сейчас особенно важно хорошо стартовать в лиге. Ну и попасть в групповой этап Лиги чемпионов. Каждый футболист «Спартака» прекрасно понимает, что это важно и для него лично, и для команды, и для клуба в целом.

Зиму в России переносить легче — здесь есть отопление

— Расскажите, как вы попали в футбол?
— Я родился в маленьком городке Эрешин в штате Рио-Гранди-ду-Сул. В футболе оказался, можно сказать, в четыре года. Отец был разнорабочим в местной команде и постоянно приводил меня к себе на работу. Так вот я приобщился к футбольной жизни. Ну а когда мне было пять, он уже определил меня к тренеру, и я начал заниматься.

— Как жила ваша семья?
— Мы жили небогато, но не голодали — чуть ниже среднего. Папа, как я уже сказал, работал в футбольном клубе, мама была поваром. В 11 лет я уехал в академию «Гремио» и с тех пор домой так толком и не вернулся. Бываю только наездами, чтобы навестить родителей.

— С преступностью в детстве сталкивались? В фавелы забредали?
— Ну, фавел в Эрешине нет, зато они есть в Рио-де-Жанейро, где я с семьей живу сейчас. Говоря по правде, преступность — большая проблема Бразилии, и это необходимо признать. Так что и в Эрешине есть места, куда лучше не заглядывать даже в светлое время суток.

— То есть, вас различные инциденты, регулярно случающиеся в Бразилии на улицах, обошли стороной?
— Со мной, слава богу, ничего такого не случалось. Но я неоднократно был свидетелем различных преступлений. Например, стоишь на светофоре, а впереди или сбоку подъезжает авто, оттуда выбегают люди и начинают грабить соседнюю машину. Или как-то раз с женой в Рио возвращались домой из кафе и проезжали по тоннелю, проходящему над фавелой Росинья. Вдруг смотрим — впереди все оцеплено полицией. Оказалось, что там в конце тоннеля шла перестрелка. Пришлось разворачиваться и по встречке выбираться оттуда — все встало надолго.

— В детстве или в юности приходилось участвовать в уличных драках?
— Если честно, в детстве драться так и не научился. Поэтому, если на поле случится какая-то заварушка, мне прилетит первому (смеется). В Эрешине, как я уже сказал, было достаточно спокойно. Детство прошло на улице вместе с друзьями, с которыми мы постоянно играли в футбол.

— Правильно понимаю, что юг Бразилии по климату не сильно отличается от Украины и России, где вы играли и продолжаете играть?
— Немного отличается. У нас тоже есть зима, да. Но если в Эрешине жарко, то прямо пекло. А если холодно, то замерзаешь. Мне в России зиму переносить гораздо легче, потому что у вас есть отопление! А в Эрешине ты зимой ходишь, напялив на себя все теплые вещи, что есть в доме — даже шапку надевали. Именно поэтому я в Рио и перебрался.

— А почему не перевезли родителей?
— Вытащить их куда-либо из родного города практически невозможно. Несмотря на то, что папе уже 68 лет, а маме 65, они ведут очень активный образ жизни. У них дом, приусадебное хозяйство, соседи, друзья… Когда они гостили у меня в Москве, то через месяц запросились домой — надоело. И в Рио у меня они надолго не задерживаются. Все-таки, это такой же мегаполис, где другой ритм жизни и нет никого из знакомых.

— Есть у вас какая-то запомнившаяся история из детства?
— Я уже рассказывал историю, что моей первой стипендии в «Гремио» — около 15 евро на современные деньги — хватило только на шампунь, мыло и пирожное. Но у нее есть продолжение. Деньги-то я все потратил, а близилось Рождество. И вот сижу я на базе один — все ребята разъехались по домам, — слезы на глазах, и не знаю, что делать. Все разрешилось счастливо: родители заняли у кого-то денег и прислали мне билет, чтобы добраться домой. Так что встречал праздник с ними.

— Габриэл Жезус в 2014 году красил бордюры к домашнему ЧМ, а теперь он игрок сборной. В Бразилии действительно до сих пор можно найти таланты на улице?
— Да. Жезус тогда занимался в футбольной школе, но, действительно, красил эти бордюры. В нашей стране молодые таланты появляются все чаще, причем, все моложе. Только этим летом Артур, которому 21 год, за 30 млн евро перешел в «Барселону», а «Реал» за 45 млн купил Винисиуса Жуниора, которому только что исполнилось 18. И таких парней еще много.

Борщ не пробовал ни на Украине, ни в России

— Не страшно было переезжать на Украину? Все-таки, бразильцы чаще едут в Западную Европу.
— Дело было так: я был в расположении сборной, когда мне поступило предложение от «Шахтера». Мы выступали на Кубке конфедераций. Начались муки выбора — я просто всю голову себе сломал тогда.

Погуглил, узнал, что «Шахтер» — хороший клуб, регулярно выступающий в Лиге чемпионов. Предложение тоже было заманчивым. Но вокруг все начали отговаривать: куда ты поедешь, это же у черт знает где; там делать нечего — ни отдохнуть, ни купить чего-то… Мешал и тот факт, что за украинской лигой в Бразилии особенно никто не следит, а приближался чемпионат мира у меня на родине, где очень хотелось выступить. В итоге я принял предложение «Шахтера», пробыл там два года, но так толком и не заиграл. Потом был год в «Сампдории», где тоже не задалось. И вот оказался в «Спартаке».

— А почему не получилось в «Шахтере»? Не нашли общего языка с Мирчей Луческу?
— Когда я приехал в «Шахтер», там было уже 13 бразильцев. Многие из них были старше и опытнее меня. Очень много времени ушло на адаптацию. Луческу не видел меня игроком основы, нечасто выпуская на поле. Но я очень благодарен ему за то время, что мы проработали вместе. Он постоянно разговаривал со мной, что-то подсказывал, советовал. Могу сказать о нем только хорошие слова.

— Почему, на ваш взгляд, у него ничего не получилось в «Зените»?
— Хороший вопрос, но ответить на него непросто. Луческу проработал в «Шахтере» более десяти лет (двенадцать — Sport24), добившись отличных результатов. Одной из его «фишек» было приобретение молодых, еще «зеленых» игроков. Они для него были как материал, из которого он лепил то, что ему было нужно, подстраивая под свои тактические и технические нужды. После работы с ним в большом футболе засветились Луис Адриано, Дуглас Коста, Алекс Тейшейра, Фернандиньо, Жадсон и другие. И для «Шахтера» это был отличный бизнес: они покупали игроков, растили их, а потом продавали. В «Зените», думаю, ему просто не хватило времени — он проработал всего сезон.

— Сильно ли отличался ваш быт в Донецке от того, как вы живете в Москве?
— Да нет. Я по натуре домосед, поэтому особенно никуда не ходил. Разве что в кафе или по магазинам.

— К борщу на Украине не пристрастились?
— Нет. Если честно, ни разу не пробовал его ни на Украине, ни в России. Я не очень люблю супы.

— Но тарасовский борщ — это же один из символов «Спартака»…
— Ну, значит, надо попробовать.

— Друзья или знакомые на Украине остались?
— Остались только контакты бразильцем, которые еще играют или до недавнего времени играли в «Шахтере» — Бернарда, Тайсона, других парней. Периодически созваниваемся с ними, встречаемся в отпуске в Бразилии.

В «Шахтере» было страшно, особенно когда упал самолет

— Вы уехали из «Шахтера» как раз во время обострения ситуации на Украине. Как вы это видели?
— Да, я провел в команде два сезона. Один мы жили в Донецке, а второй команда уже базировалась в Киеве.

— Страшно было?
— Страшно. Особенно когда упал тот самолет. После этого родные сразу позвонили и сказали, чтобы я собирал вещи и возвращался в Бразилию. Я отвечал, что не могу. Жили в постоянном напряжении. Информационное поле было соответствующее. Знали, что где-то совсем недалеко погибали люди. Ездили на тренировки мимо баррикад и оцеплений.

— Почему не последовали совету родных и не уехали домой?
— Ну а как? У меня же контракт. К тому же, нас так быстро собрали и вывезли из Донецка, что мы поначалу и не поняли ничего. Как раз там, как я понял, должны были начаться боевые действия, и нас срочно перевезли в Киев. Мы даже вещи толком собрать не успели. Так и жили потом между Киевом и Львовом.

— Откуда получали информацию о происходящем в стране?
— Как и все остальные, мы смотрели телевизор. Не понимали, что там говорят, но картинку-то видели. Приезжали в клуб, спрашивали у людей там, что происходит. Толком никто ничего не объяснял. Нам звонили из посольства Бразилии, велели быть на чемоданах — в случае чего, нас были готовы быстро вывозить из страны.

— Негативом к России, живя в ту пору на Украине, не прониклись?
— По телевизору мы видели, что что-то не то происходит между Украиной и Россией. Я слышал названия: Крым, Донецк, Луганск. Но я ведь бразилец — как я могу понять, кто тут прав, а кто виноват. Я не знаю ни истории стран, ни культурной ситуации, ни какой-то политической подоплеки тех событий. Вообще, стараюсь не особенно вникать в политику. Вот о ситуации в Бразилии как гражданин страны и простой обыватель я могу судить. У нас кризис, у нас не все хорошо в политике. Но о российско-украинских отношениях я не могу высказать компетентного мнения.

— С кем-то из «Шахтера» поддерживаете контакт?
— Повторюсь — с бразильцами. Бернард уехал, Марлос получил украинское гражданство, еще остались Тайсон и Дентиньо. С последним общаюсь чаще всего. Но, насколько я знаю, они набрали еще бразильцев — их в «Шахтере» сейчас около 10 человек.

— Рассказывают вам новости? Какова там ситуация сейчас?
— Ребята говорят, что ситуация стабилизировалась. Они продолжаюь жить в Киеве, играют в Харькове на старом стадионе «Металлиста». Конечно, футбол в стране из-за всех этих событий пострадал очень сильно. Исчезли такие сильные команды как «Днепр», «Металлист»…

Подумал бы над выступлением за Россию, не будь я заигран за Бразилию

— Сейчас будет серия вопросов от болельщиков из Твиттера. Первый из них — хотели бы вы сыграть за сборную России, будь такая возможность?
— Ну, если говорить гипотетически, то подумал бы над таким вариантом. Сейчас у нас есть яркий пример Марио Фернандеса. В Бразилии все в восторге от его игры на чемпионате мира за российскую команду. Он практически герой. Поэтому, не будь я заигран за сборную своей страны, рассмотрел бы такую возможность.

— В чем ваш главный недостаток как футболиста?
— Да много в чем хотел бы прибавить. Но основное, наверное — хотел бы лучше играть головой.

— Пробовали ли вы повторить удар Роберто Карлоса из матча с французами в 1997?
— Помню тот гол. Сидел перед телевизором, болел за сборную и был просто в шоке от удара Карлоса. Повторить не пробовал — у меня не такой сильный удар. Я так никогда в жизни не пробью.

— Назовите трех лучших, на ваш взгляд, исполнителей штрафных?
— Жуниньо Пернамбукано, Роналдиньо и Маркос Ассунсао.

— Придерживатесь ли вы диеты?
— Диета, конечно, присутствует, как и у любого спортсмена. Есть специальное питание. В чем-то себя приходится ограничивать.

— Есть ли у вас любимые блюда бразильской и русской кухни?
— Я вообще неприхотлив в вопросе еды. Но если болельщики хотят что-то услышать, то из бразильской кухни люблю шураско, а из русской — бефстроганов.

— Чем занимаетесь в свободное время?
— Провожу время с семьей. Это удается сделать не так часто, поэтому такие моменты особенно ценны. Еще люблю смотреть фильмы или сериалы.

— Какие сериалы любите?
— «Карточный домик», «Побег из тюрьмы», «Механизм».

— «Игру Престолов» не смотрите?
— Нет. А что, хороший сериал? Ну, тогда я пошел смотреть!

— Почему вы вот уже полгода как забросили свой инстаграм?
— Вернусь, не переживайте. Вот только сезон начнется.

Вида проявил неуважение, прокричав «Слава Украине!»

— За кого кроме бразильцев вы болели на чемпионате мира?
— Болел за Россию. Во-первых, там играли трое спартаковцев. Во-вторых, за нее выступал мой хороший друг Марио Фернандес. Ну и в-третьих, эта команда, обладая ограниченными ресурсами, показала очень хороший футбол.

— С Фернандесом по поводу противостояния «Спартака» и ЦСКА друг друга не подкалываете
— Нет. Мы с Марио вообще почти не говорим о футболе. Марио этого не любит, к тому же, мы друг друга знаем сто лет — еще со времен «Гремио». Так что подобных шуток нет.

— Почему, на ваш взгляд, сборная Бразилии вылетела так рано — в четвертьфинале?
— Чемпионат вообще получился довольно непредсказуемым. Кто думал, что Бразилия вылетит так рано? Кто думал, что Хорватия дойдет до финала? На первое место вышли интенсивность игры, скорость, агрессия, бойцовские качества. Возможно, этого нашей сборной и не хватило.

— Особенно в исполнении Неймара.
— Ну, что тут скажешь. Знаю, что много шуток сейчас по поводу его падений и катаний по полю. Но его ведь реально постоянно лупят со всех сторон. Не забывайте также, что он совсем недавно восстановился после травмы. Возможно, боязнь рецидива тоже влияет.

— Где смотрели матчи чемпионата мира?
— Когда были тренировки в Москве, то смотрел игры дома. А в Австрии я, Зе Луиш, Роша и Мельга приходили в комнату к Луису Адриано и смотрели у него.

— В Москве в центр не ездили?
— Ездил. Был на Никольской. Просто сумасшествие — очень много народу. Бразильцы, мексиканцы, перуанцы, аргентинцы… Некоторые узнавали меня, фотографировались.

— Кто, на ваш взгляд, был лучшим игроком турнира?
— Конечно, Лука Модрич. Он демонстрировал просто сумасшедший футбол. Еще отмечу Эдена Азара. Бельгия вообще смотрелась поинтереснее Хорватии, но благодаря Модричу хорваты добились большего.

— В курсе истории с видео Домагоя Виды и Огнена Вукоевича?
— Да, читал про это. Считаю, совсем необязательно было так говорить. Да, вы обыграли сборную России, но зачем все это? На мой взгляд, таким образом Вида проявил неуважение.

— Что нужно сделать Фернандо, чтобы через четыре года в составе сборной Бразилии сыграть на ЧМ в Катаре?
— Много работать. Помогать «Спартаку», завоевывать с ним титулы. Очень хочу, чтобы это у меня получилось.

Источник: https://sport24.ru


  • Добавить в закладки Яндекс

Похожие новости:

Комментарии 4

4137177
  • 1
  • Список оценок комментария
Будем надеяться!
  • 1
  • Список оценок комментария
Сборной бразилии помешала, как ни странно, короткая скамейка. Дисквалификация Касимиро, невыразительная игра Жезуса и всё, заменить их особо-то и не кем. Не сравнить с Францией и Бельгией. В финале на поле не было Хорватии тоже по этой причине.

Глум над Неймаром не разделяю. Его бьют настолько откровенно, что стыдно не за него, а за судей. Дриблеры штучный товар, на весь чемпионат человек пять, их беречь надо, без них футбол потерял бы очарование.
  • 0
  • Список оценок комментария
а я болел против бразилов из-за Неймара, да бьют по ногам не спорю, но его постоянное катание по полю это просто ужас, да и по большей части симуляция. Раньше он как игрок мне нравился больше
  • 0
  • Список оценок комментария
Позитивное вью.

Для того, что бы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте.

BrandShop

Премьер-Лига 2018/19
01
34
02
33
03
30
04
28
05
28
06
25
07
24
08
23
09
22
10
22
11
20
12
20
13
17
14
16
15
15
16
10

Результаты Графики

 

Получить код информера