Прислать новость Зарегистрироваться или

RSS twitter Facebook в Контакте в Google+
Одноклассники Instagram YouTube Я.РУ
Магазин Фратрии
Лента новостей

Партнёрская программа по картам Фратрии

Карта Друзей Фратрии. Будь с нами!




Фоторепортажи:

Премьер-лига
20-й тур (10 декабря)
Спартак 3:0 цска

Лига чемпионов
15-й тур (6 декабря)
Ливерпуль 7:0 Спартак

Премьер-лига
19-й тур (1 декабря)
Арсенал 0:1 Спартак

Все фоторепортажи

Видео Фратрии:




Больше видео



Голосование:

Лучший игрок "Спартака" в 20-м туре
"Спартак" - цска
Выберите 3-х игроков

Александр СЕЛИХОВ

Андрей ЕЩЕНКО

Сердар ТАСКИ

Илья КУТЕПОВ

Роман ЗОБНИН

Лукас ФЕРНАНДО

Денис ГЛУШАКОВ

Лоренсо МЕЛЬГАРЕХО

Александр САМЕДОВ

Квинси ПРОМЕС

Луис АДРИАНО

Марио ПАШАЛИЧ

ЗЕ ЛУИШ

Педро РОША




Реклама

Новости Команды Тигиев: «Первое время в “Спартаке” чувствовал себя рыбой»

Тигиев: «Первое время в “Спартаке” чувствовал себя рыбой»

На исходе зимы в солнечной Марбелье мы не поговорили. Новичку Георгию Тигиеву не с руки было раздавать интервью, толком даже не осмотревшись в новой обстановке. В Филлахе я исправил февральское упущение. Тот случай, когда лучше поздно, чем никогда.

Таких открытых, искренних людей не каждый день встретишь в непомерно пафосном местами российском футболе. И вы сейчас в этом убедитесь. 

— Георгий, вы с детства за «Спартак»? 

— Нет, врать не буду. 

— А за кого? 

— В чемпионате страны ни за кого не болел, если честно.

— А как же «Алания»? 

— Когда в Премьер-Лиге играла, естественно, переживал за неё. И сейчас слежу. Но пока дела у клуба не очень хорошо идут. В Осетии ждут возрождения большого футбола. Республика заслуживает его на сто процентов. Много талантливой молодёжи – спонсоров не хватает. Но я уверен, такие люди есть – не всем безразлична судьба «Алании». 

— О золотых временах республиканского флагмана вы только понаслышке знаете. 

— По-другому и быть не может, ведь я родился в год её чемпионства. 

— Отец рассказывал, как земляки гегемонию «Спартака» нарушили? 

— С его слов, весь Владикавказ ликовал, недели две праздновали. А как иначе, если твоя команда впервые чемпионом становится?! 

— Папа ведь тоже играл? 

— Да, и тоже защитником, в основном центральным, но иногда и крайнего исполнял. Долго в Томске выступал во второй союзной лиге, в Южной Осетии. Так что теории у меня дома регулярно проводятся. Наедине с отцом. 

— Мама чем занимается? 

— Парикмахер. Трудовой стаж – лет 25. Уговариваю бросить работу – отмахивается: «Общение с людьми поддерживать надо». 

— Папа Лев соответствует своему имени — строг? 

— Наоборот, добрый, мягкий человек. Я его уважаю и не позволяю себе лишнего, но он почти всегда занимает мою сторону. Иногда защищал от мамы, когда поздно домой приходил или проказничал.

— Шебутным ребёнком были? 

— Балованным. Уроки прогуливал, целыми днями пропадал на улице. Раз втихаря на карьер пошёл купаться. Когда родители узнали, у них паника случилась. 

— Внесите ясность: вы родились во Владикавказе или Беслане? 

— Родители жили в Беслане, но рожать маму отвезли во Владикавказ. 

— Как в футбол попали? 

— У нас с Дзагоевым один первый тренер – Наниев Юрий Отарович. Он преподавал в моей школе физкультуру, параллельно футбольную секцию вёл. Предложил прийти. А я к тому времени борьбой занимался. Поначалу пытался совмещать, но в 10 лет сосредоточился на футболе. 

— Поздновато. 

— Так я чего только не перепробовал, прежде чем нашёл своё. Борьба, карате, танцы. Разносторонним пацаном рос. 

— Навыки из единоборств применяли в жизни? 

— Сомневаюсь, что успел там какие-то навыки приобрести. Но в школе дрался, было дело… 

— С этого места, пожалуйста, поподробнее. 

— В пятом-шестом классах за магазинчик выйдем, встанем в круг – и понеслась «техасская резня» (усмехается)… 

Из-за чего? 

— Разве в таком возрасте нужен повод? Кто-то кому-то на ногу наступил, не так посмотрел – и давай кулаками махать. Из-за девочек, само собой, дрались, как без этого. 

— Так вы, Георгий, хулиган? 

— Был им, теперь изменился, повзрослел.

— С Дзагоевым в бесланском детстве были знакомы? 

— Конечно. Жили на одной улице, домов через пять. У одного тренера занимались. Пять лет разница. Юрий Отарович выпустил их и набрал нас. Теперь Дзага реже бывает в Беслане – жена, дети, а раньше постоянно приезжал, с мальчишками в футбол рубился. 

— Для Беслана Дзагоев – народный герой? 

— Не только Беслан – вся Осетия гордится Аланом, и, думаю, по праву. Молодец, сам всего достиг. Один эпизод в память врезался. 

— Какой?

— Возвращаемся с отцом из Владикавказа на машине. Дождь лепит, а на поле человек. Один. По воротам бьёт, фишки обводит. Присмотрелись: Дзага! Представляете, насколько фанатично футбол любил! И любит. Потому и заиграл. Мне так приятно было, когда он пробился. Гордость за соседа распирала. Его пример здорово воодушевил: если у Алана получилось, почему у меня не должно? Посмотрим, на что я способен… 

— Давно на родной улочке не сталкивались? 

— В отпуске виделись – на турнире имени Алана. Жаль, что он не смог на Кубке конфедераций сыграть. Уверен, с Дзагоевым сборная намного лучше выступила бы. Сильно Алана не хватало. Его и Зобнина. 

— Скауты из Москвы и Петербурга основательно прочёсывают глубинку. Как они вас проглядели? 

— Лет 13-14 нам было, когда стало ясно: в Беслане перспектив ноль. Наниев предложил ехать в Кострому, и мы, 14 мальчишек, пошли за ним. Если бы не Юрий Отарович, не знаю, что из меня вышло бы. Он же устроил ещё с двумя парнями в «Коломяги». Наниев для меня как второй отец. 

— Кострома, «Коломяги» — немножко не то, о чём мечтает юноша 16-17 лет? 

— В Питере ещё сносно было, но что я пережил в Костроме… 

— Например? 

— Когда снега по пояс выпадало, кроссы по городу бегали. Тренировались в зале с дырявой крышей. С потолка течёт, вёдра обегаешь. Первый год из трёх держались, а последние полтора кто хотел, занимался, бегал по утрам. А кто не хотел – забил на футбол. 

— Боюсь спрашивать про жилищные условия. 

— Сначала жили в интернате, потом – в общежитии, по три-четыре человека в комнате. 

— Что за общага? 

— Машиностроительного техникума. Мы там учились. У меня диплом есть – наладчика аппаратно-программного обеспечения. Если не сложится с футболом, пойду работать по специальности (смеётся). 

— Платили? 

— О чём вы? О деньгах и речи не было! 

— На что же жили? 

— Обедали в техникуме. Когда родители тысячу-другую пришлют, когда Юрий Отарович что-то подкинет на пропитание. Были ещё добрые люди – на ужины возили. С их помощью как-то выкарабкались. А кто не смог – вернулся в Беслан.

— Кто ещё из ваших дошёл до большого футбола? 

— Кертанов, в «Торпедо» сейчас. Большой талант! Если этот человек не заиграет, сильно удивлюсь. 

— Не опасались, что футбольное «подземелье» засосёт безвозвратно? 

— Мысли такой не допускал – настолько хотел достичь цели. Я не имел права подвести родителей, близких. Столько всего пройти и бросить из-за временных трудностей – ну уж нет! Сломайся я, легче никому не стало бы. Поэтому терпел и сам себе повторял: «Я должен заиграть, пробиться!». Сейчас вспоминаю то время даже с долей благодарности. Полезная была школа жизни. Благодаря ей я стал более целеустремлённым.

— «Кубань» из «Коломяг» представлялась пределом мечтаний? 

— Ага, я сразу давай маме-папе звонить. На радостях. А на второй-третий день в Краснодаре подвернул голеностоп – и вылетел на несколько недель. 

— Вот те раз. 

— Обидно было – до слёз! Ну, думаю, теперь точно отправят обратно. Осинькин, тренер дубля, успокоил: «Не расстраивайся, залечи травму, ждём тебя». Со второго сбора начал полноценно тренироваться. После Костромы, «Коломяг» дубль Премьер-Лиги топом казался! У всех одинаковые майки, с номерами, фамилиями – для меня всё это чудно было. 

— Почему не задержались в Краснодаре? 

— На второй год Гончаренко вроде бы планировал нас с Кертановым на сборы основы взять. Но что-то там не сложилось, и агент сказал: едем в «Торпедо». 

— Хотя бы раз с Виктором Михайловичем общались? 

— Разговаривали. Не знаю, помнит он меня или нет, а я его хорошо запомнил. Добрый человек, справедливо относится к игрокам, но лишнего не позволяет. Тренировки интересные. Меня 6-7 раз привлекали к занятиям основы, когда Попов и Мельгарехо ещё в «Кубани» были. 

— Гончаренко вообще любит с молодёжью работать. 

— Как-то раз на Кубок человек семь из дубля выпустил в стартовом составе. От доверия тренера многое зависит.

— В «Торпедо» вы его обрели? 

— Спасибо Валерию Юрьевичу Петракову, что поверил. Когда в игре с «Рубином» сломался Кацалапов, у него были более явные кандидатуры, а он меня, дублёра, поднял с лавки: «Жора, разминайся». 

— Оторопели? 

— Секунд на пять будто парализовало! Растерялся, запаниковал. От волнения забыл, как разминаться. Щитки из рук валились. Юрьич как гаркнет: «Быстрее!». Кое-как зашнуровался. Он всего пару слов сказал, но от них всё в моей игре зависело. Петраков не стал нагнетать: «Не ошибись, не обрежь». Просто попросил сыграть в свою игру, ничего не бояться. И меня отпустило. 

— Дебют удался. 

— 0:2 проигрывали, закончили 2:2. Получается, удачно зашёл… 

— С Тигиевым в обороне «Торпедо» вообще ни разу в РФПЛ не уступило! 

— Да, из пяти матчей ни одного не проиграли. 

— Совпадение? 

— Не думаю (смеётся). А если серьёзно, не в Тигиеве дело. Вся команда – молодцы. Мы второй круг на пятом месте закончили. Просто дико не повезло. «Ростов» играет вничью с цска, «Урал» побеждает в Грозном – и спасаются, а мы – вылетаем… 

— Лунёва в «Торпедо» застали? 

— Застал. Лунь такой непосредственный, весёлый человек – не скажешь, что вратарь «Зенита». Ни разу его хмурым не видел – всегда с улыбкой, на позитиве.

— Петраков — суровый мужчина? 

— Строгий, требовательный на тренировках, в жизни легко может пошутить. Не знаю, как остальным, а мне такой тренер и нужен был. Не скрою, мог себе позволить где-то недобежать. У Петракова такие штучки не проходили. Поблажек в работе он никому не делал, и это правильно. 

— Кто жёстче — Петраков или Сёмин? 

— Юрий Палыч тоже не мягкий. И ему огромное спасибо за доверие. Меня и сейчас-то ещё толком не знают, а Сёмин поставил в стартовом составе после пяти игр за «Торпедо». При нём и заиграл в «Анжи». 

— Выходит, если бы не травма Кацалапова… 

— Вся жизнь могла повернуться в другую сторону. У меня ведь контракт с «Торпедо» заканчивался. А вышло как в пословице – не было бы счастья, да несчастье помогло. 

— В том числе – попасть на карандаш Капелло. 

— Любопытная история. 25 мая пресс-атташе «Торпедо» подошёл: «Поздравляю!». Я в недоумении: завтра день рождения. А он: «Да я не с юбилеем – со сборной тебя поздравляю!». «Понятно», — говорю, будучи уверенным, что речь о «молодёжке». «Ты не понял – в национальную вызывают». Тут-то я дар речи и потерял. Пока список не показал, отказывался верить. 

— Ночью спали?

— В пять утра заснул. Не потому что дико волновался – поздравления с полуночи принимал в Интернете. С днём рождения и со сборной. Приятно вспомнить, но теперь это в прошлом, надо всё доказывать заново. 

— Когда волновались больше, тогда или после приглашения «Спартака»? 

— Тогда. Сборная и я – это не умещалось в сознании. Просто в шоке был.

— Вы такой впечатлительный человек? 

— Очень. По юношам не раз пробивало на слёзы – после полуфиналов, финалов проигранных. Вроде успокоюсь, домой приду, а потом вспомню – и опять рыдать. Родители как могли утешали. 

— У многих молодых игроков после первых успехов даже походка меняется. С вами — было? 

— А разве я добился успехов? Нет, это не про меня, наверное. Негде было «звезду поймать». 

— Сколько томились в неопределённости, ожидая развязки в переговорах «Анжи» и «Спартака»? 

— Долго. Месяца полтора-два. 

— Ощущения? 

— Необычные. Понимал, что надо тренироваться, поддерживать форму, но мысленно уже был где-то там. Занимался с дублем «Анжи», новости узнавал в Интернете. Только за день-два до конца последнего сбора присоединился к «Спартаку». 

— Сомнения не одолевали: вдруг не потяну? 

— Нет. Я знал, что надо ехать, работать, расти. 

— Фамилия Тигиев в контексте «Зенита» мелькала. 

— Не вникал. Хорошо, что оказался в «Спартаке». Наша команда по праву выиграла чемпионат.

— Первый день в команде в деталях помните? 

— Смутно. Тренировку только по фотке вспоминаю. Поле, номер, Интернет, звонки родным – как-то так день и пролетел. Первые полтора-два месяца чувствовал себя рыбой в коллективе – всё время молчал. Стеснялся. Непривычно было. 

— Кто первым встретил в Марбелье, не считая администратора? 

— Я к Селихову в номер зашёл – знал его по «Кубани». Саша туда на просмотр приезжал – не взяли. С Поповым друг друга помнили. Джикию знал, Зобнина. Я и раньше расспрашивал Селю, как команда, атмосфера, сборы.Так что моё появление в Марбелье его не удивило. Надеюсь, обрадовало. 

— Долго не смолкали шутки по поводу причёски? 

— До сих пор подкалывают. Михалыч (тренер Роман Пилипчук. – Прим. «Чемпионата») одолевает: «Постригись, постригись». Я уже было созрел перед отпуском… и не решился. 

— Никто не порывался насильно постричь? 

— Пытались. У нас так Хави (тренер по физподготовке Нойя Сальсес. – Прим. «Чемпионата») в самолёте машинкой обрили. Я смеялся-смеялся, пока не услышал: «Тигиев». То ли Адриано сказал, то ли Фернандо. Я как рвану в туалет –ну вас, шутников!

— Кто в «Спартаке» мастер розыгрыша? 

— Все понемножку выстреливают. Коллектив весёлый, дружный. Было бы иначе, тактично сказал бы: не особо дружный. Ребята уважают друг друга.

— Ваш земляк Газзаев грозился сбрить усы в случае победы в Кубке УЕФА. Ради чего готовы пожертвовать шевелюрой вы? 

— Не представляю, что для этого должно произойти. Волосы – это уже мой имидж, не хочется их трогать. 

— Давно «под Пуйоля» стрижётесь? 

— Года три-четыре. Чуть-чуть устаёшь с такой копной на голове, волосы в глаза лезут. В Москву прилетим – попрошу маму немного подкоротить причёску.

— Пуйоль – кумир детства? 

— Да, хотя первую майку купил – Месси, ещё с 30-м номером. Не скажу, что сильно разбирался в футболе, но Карлес мне сразу в глаза бросился – игрой, образом. Настоящий лев! 

— Обычно в кумиры выбирают игроков своего амплуа, а Пуйоль всю жизнь в центре отбегал. 

— Почему, он и на фланг иногда выходил – когда справа, когда слева. По краю не носился, но при необходимости мог любую позицию в обороне закрыть. Сейчас Марсело нравится – а кому он не нравится? Чудо-сезон выдал. 

— Первые полгода в «Спартаке» уместно охарактеризовать как втягивающие? 

— Такие и есть. 

— Чем довольны, чем — нет? 

— Как я могу быть чем-то недоволен, находясь в таком клубе?! 

— Имею в виду собственную игру. 

— Недоволен игрой с «Арсеналом». Это позор! Раз пять дома в одиночестве пересматривал запись – и каждый раз перед самим собой неудобно было, не по себе. Утешаю себя мыслью, что без ошибок в футболе не бывает. 

— «Спартаку» в Туле не до футбола было? 

— Не сказал бы. Настрой был. Не понимаю, откуда после игры всплыли подозрения. 

— Когда слабо мотивированный чемпион проигрывает аутсайдеру, пересуды неизбежны. 

— Может быть. Но там всё сложилось против нас – удаление, мой обрез… 

— Тяжело после основы «Анжи» вернуться в запас, пускай и спартаковский? 

— Это нормально, часть футбола. Надо терпеть, работать и доказывать. По-другому в лучшем клубе России не может быть. Мне не на что жаловаться. 

— Робость перед «стариками» ушла? 

— Уже не стесняюсь. Всё-таки не раз вместе сидели, общались. 

— Чемпионские посиделки сблизили? 

— Посиделки вообще сближают – всегда и всех. Мы – не исключение. 

— Как человек кавказский тосты красиво говорить умеете? 

— В «Спартаке» ещё не говорил. По-осетински могу пару слов толкнуть, не более, по-русски пока не рискну. 

— А лезгинку сбацать по просьбе партнёров? 

— Не-не, лезгинку не танцую!

— Танцевали же. 

— Совсем малышом, лет в шесть. Ни ноги, ни голова не помнят. 

— У земляка Дзагоева возьмите урок. 

— Боюсь, он тоже подзабыл – больше года не танцевал (улыбается)…

Источник: https://www.championat.com/football/article-276402-intervju-s-zaschitnikom-spartaka-georgiem-tigievym.html


  • Добавить в закладки Яндекс

Похожие новости:

Комментариев пока нет

3941463

Для того, что бы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте.

Street Story

BrandShop

Rusultras

Премьер-Лига 2017/18
01
45
02
37
03
37
04
36
05
35
06
27
07
26
08
25
09
25
10
25
11
23
12
22
13
21
14
20
15
19
16
12

Результаты Графики

 

Получить код информера