Прислать новость Зарегистрироваться или

RSS twitter Facebook в Контакте в Google+
Одноклассники Instagram YouTube Я.РУ
Магазин Фратрии Места продаж билетов и сезонных абонементов
Лента новостей

Партнёрская программа по картам Фратрии

Карта Друзей Фратрии. Будь с нами!



Фоторепортажи:

Премьер-лига
24-й тур (22 апреля)
Ростов 3:0 Спартак

Премьер-лига
23-й тур (16 апреля)
Спартак 2:1 Зенит

Премьер-лига
21-й тур (3 апреля)
Спартак 3:2 Оренбург

Все фоторепортажи

Видео Фратрии:




Больше видео



Голосования:

Лучший игрок "Спартака" в 24-м туре
"Ростов" - "Спартак"
Выберите 3-х игроков

Артем РЕБРОВ

Георгий ДЖИКИЯ

Сердар ТАСКИ

Илья КУТЕПОВ

Дмитрий КОМБАРОВ

Денис ГЛУШАКОВ

Лукас ФЕРНАНДО

Роман ЗОБНИН

Жано АНАНИДЗЕ

Ивелин ПОПОВ

Квинси ПРОМЕС

Александр САМЕДОВ

Лоренсо МЕЛЬГАРЕХО

Андрей ЕЩЕНКО




Реклама

Новости Команды Комбаров: «Ничто так не запоминается, как игры с цска»

Комбаров: «Ничто так не запоминается, как игры с цска»

Дмитрий Комбаров смотрит иронично – мало ли к нему ходило корреспондентов. Оттаивает вопросе на четвертом, и вижу я совсем другого человека. Порядочного, разумного и с юмором. Разойдемся полтора часа спустя. Кажется, довольные друг другом.

Для игрока на тяжеленных сборах даже интервью – развлечение. А мне в радость поговорить с хорошим футболистом. Который вдобавок оказался славным парнем…

 

«В НАШЕ ВРЕМЯ ПОЛЯ ВООБЩЕ НЕ ПОЛИВАЛИ», – СКАЗАЛ КАРРЕРА

– Интервью за последнее время раздали немало. Каким вопросом особенно допекли?

– Да знаете, все вопросы одинаковые… Могу рассказать, что мне не нравится! Хотите?

– Очень хочу, Дмитрий.

– Не нравится, когда тренеров просят сравнить между собой. Остальное – все по делу. Хоть и повторяются. Но меня такое не раздражает. На любой вопрос год спустя можно ответить по-другому, так ведь?

– Вы правы. От многих слышал – чем ближе клуб к победе в чемпионате, тем меньше разговоров об этом внутри. У вас все так же?

– Так и есть. Вслух говорить не хочется. Даже думать не хочется. Наводя суету, отвлекаешься от цели. Пока мы выполняем установку. Все! Вокруг «Спартака» всегда много разговоров. Смешит, когда рассуждают люди, вообще не знакомые с ситуацией внутри клуба…

– Какую мелочь изменил Каррера – что вы так рванули вперед?

– Мы сплотились. Ребята бьются друг за друга.

– Хотите сказать – прежде этого не было?

– В этом году у нас особенная атмосфера в команде. Я чувствую! Вот как это обрисовать? Ощущения, что все – друзья. Нет никаких группировок, как раньше: иностранцы, русские… Когда все это подкрепляется результатом, каждый дорожит обстановкой.

– Давайте продолжим фразу: «Каррера меня научил…»

– Сложный вопрос. Давайте следующий.

Аленичев чему-то научил?

– Тоже следующий.

– У Кобелева два любимых слова: «нет» и «зачем?». У Карпина – «ну и?..». Любимые слова Карреры?

– Эмоции подкрепляет нецензурными словечками. Не буду повторять.

– На русском?! Уже научили?

– Ну что вы, на итальянском! Думает, мы не понимаем. Но, во-первых, у нас Сальва (Боккетти. – Прим. «СЭ») долго играет, да и я часто ездил в сборную к Капелло, тот через переводчика общался. У него тоже проскакивали фразочки. А у меня отложилось.

– Человек в «Ювентусе» играл. Неужели ничего не рассказывал?

– Да время от времени рассказывает. Вот сегодня сказал: «В наше время поля не поливали вообще!» Но историй не так много, мы работаем.

– Самые забавные тренерские фразы на вашей памяти?

– Это надо подумать… Карпин много интересного говорил – но вот эту интонацию передать на бумаге? Увидит что-то техничное со стороны футболиста, усмехнется: «Какая Бразилия?!» Или сам с нами играет, забьет гол – снова: «Какая Бразилия?!» А я как-то ответил: «Какая Россия?»

 

«ПОЕХАЛИ МЫ КАК-ТО В ПАЛЕСТИНУ…»

– Вы о Карпине заговорили – недавно Валерий Георгиевич меня удивил. Мол, при слове «суперпрофессионал» на память сразу приходит Паршивлюк

– Я бы человек пятнадцать назвал – а начал бы с Темы Реброва. Потом – Глушак. Об этом судишь по мелочам, корреспонденту все не расскажешь. Как разминается футболист, как работает в зале… Раз в неделю каждый может – а тут видишь, что человек повторяет изо дня в день.

– В жизни каждого игрока была хоть одна необычная установка.

– Отправились мы как-то с «Динамо» в Палестину…

– Ого, как интересно.

– Договорилось наше начальство о каком-то коммерческом матче. Приезжаем – а там вооруженная охрана на всем пути следования. Чуть ли не снайперы на крышах. Что ж, думаем, будет на поле-то? Выходим – а там ковыли какие-то, сорняки растут. Мы на первенство района в детстве играли, такие поля случались. Андрей Николаевич (Кобелев. – Прим. «СЭ») увидел это, помрачнел. Зашел в раздевалку, оглядел нас исподлобья. После паузы дал установку из двух предложений: «Давайте там, играйте… Только без травм!»

– Меня в Палестине сразили два момента – на каждом углу пятиметровые портреты Арафата и шестидверные «мерседесы». Что вы разглядели кроме сорняков на поле?

– Как нас охраняли – это надо было видеть! А еще – никакой возможности куда-то выйти, погулять, достопримечательности посмотреть. Когда мы еще в Палестине окажемся? Но все было строго: аэропорт – отель – футбольное поле – прием, ужин…

– У Кобелева, говорят, сборы были жесткие.

– Тяжелее нынешних со «Спартаком»!

– Надо же.

– Вторые в это межсезонье были тяжелые, но Кобелев умел удивить нагрузками. Как-то прямо на первом сборе дает задание: пять забегов по тысяче метров, потом шесть, семь, фортлеки и так далее… В Сочи Андрей Николаевич в бассейн команду загнал: «Играйте в водное поло!» Причем это было не восстановительное мероприятие, а самая настоящая тренировка. У Карпина, кстати, тоже непросто приходилось.

– Вы Глушакова вспомнили. Лучший ваш друг – не считая брата?

– Один из лучших. У меня их несколько. Антон Шунин, например. Стараемся каждый год летать куда-то одной компанией – там и Глушак, и Кирилл, и Антон, еще ребята… Кто-то на время выпадает из компании, жены беременные. Вот у Кирилла недавно ребенок родился, не поехал с нами в отпуск.

– Глушаков – один из самых ярких футболистов прошедшего года. Но вы-то его знаете с неожиданных сторон. Вспомним историю – чтоб все удивились?

– Это гиперответственный человек! Невероятно!

– Вот бы не подумал.

– А я вам точно говорю. Он же два раза в год устраивает футбольные турниры в Миллерове. Один – летний, другой – зимой в зале. Торжественное открытие, гала-матч… Надо видеть, как серьезно к этому относится. Никому не доверяет, все лично контролирует. От телефона не отрывается. Представляете, как тяжело организовывать на расстоянии? А у него – ни единой помарки!

 

НИЧТО ТАК НЕ ЗАПОМИНАЕТСЯ, КАК ИГРЫ С ЦСКА

– Лучший по качеству футбола матч «Спартака» за последние годы?

– Два можно?

– Разумеется.

– Когда обыграли «Динамо» на их стадионе 4:0, если помните. С «Аяксом» дома тоже здорово смотрелись, 3:0 все закончилось. Сейчас рассказываю – и почему-то вспоминается, как только пришел в «Спартак». Играем с «Марселем», после моего прострела французы загоняют в свои ворота. Хотя ничто так не запоминается, как игры с цска.

– Даже автору первого гола на новом спартаковском стадионе?

– Вот этот гол я запомню на всю жизнь! Как и матч с «Црвеной Звездой». Никакой разницы, что матч товарищеский. Захожу в музей, вижу этот самый мяч – прямо ком к горлу подкатывает, я не шучу. Вообще музей поразил. Ходил как зачарованный – эти фотографии, подсветка… Столько вещей необычных отыскали…

Как-то Дмитрий Парфенов мне рассказывал – поражен был старым стадионом «Арсенала». В раздевалке кирпичные стены, какие-то гвозди вместо крючков, низенький проход к полю. Самый удивительный стадион в вашей жизни?

– «Маракана» – сумасшедшее зрелище! Если ты этого не испытал сам, то не поймешь. Вот выходишь на поле, а на тебя сто тысяч человек смотрит. Когда в «Лужниках» с ЦСКА играли, было на двадцать тысяч меньше, и то будоражило. Все смотрят на тебя, на «Спартак»!

– Вы кажетесь человеком вдумчивым.

– Да, часто пересматриваю матчи. Анализирую свою игру: что сделал не так? Где?

– Открываете для себя что-то новое в старых матчах?

– Я же не первый день в футболе… Бывает, что-то удивит. Начинаешь копаться в памяти – а что было в тот день? Вспоминаешь – и становится все понятно. Думаешь – почему здесь не добежал? А вышел на матч с простудой, нос забит и горло жжет. С первой минуты бегал на морально-волевых. Например, с «Зенитом» был такой матч на выезде. Да много…

– Может, стоит говорить себе в такой ситуации – проявления мужества ни к чему?

– А я себе выбора не оставляю. Надо – и все.

– Если регулярно смотрите матчи из прошлого – какой особенно зацепил?

– Перед дерби с ЦСКА показывали два подряд наших матча с армейцами. Интерес подогревали. Один мы выиграли 3:0, я тогда забил. Еще – поражение на «Открытии». Так вот первый я посмотрел, второй – не стал.

– Так обидно?

– Мы тогда по пенальти проиграли, вылетели из Кубка. Я как раз не забил. Помню, как упал на поле и прийти в себя не мог. У меня реально слезы были после той игры. Ну и зачем такое пересматривать?

 

«ЩЕЛКУНЧИК» И ЛАС-ВЕГАС

– Тогда давайте о другом. Вы же и сами занимались единоборствами и следите за ними?

– Люблю это дело. Мой друг Миша Малютин сейчас в команде «Ahmat Team». Приглашает на бои, даже идею подал – быть его секундантом.

– От такого можно отказаться?

– Так у нас же сборы… Но идея шикарная! Мы вообще ходим на турниры MMA. В основном, правда, московские. UFC – это американская история. В России ее пока нет. В зале заряжаешься такими эмоциями, что адреналин зашкаливает. Вроде ты в стороне – но будто сам на ринге!

– Бой, доставивший особенное наслаждение?

– Вживую смотрел бой Василевского с каким-то бразильцем, а после еще с Емеевым. Это называлось «Битва в горах», впервые попали на такое мероприятие. У парней даже лиц видно не было.

– То есть?

– Всё в крови. Но никто не падал, не сдавался.

– Для меня много лет особенный кайф – наблюдать за Арловским. Артистичный парень. У вас любимцы есть?

– Как же я жду поединка Макгрегора с Хабибом Нурмагомедовым! Хабиб давно заслужил настоящую битву за пояс. За Мишей Малютиным всегда наблюдаю, это понятно.

– С Хабибом общаетесь?

– Нет. Есть общие знакомые.

– В чем-то он сильнее Коннора?

– Главное, сила духа у него другая. Не сдастся ни при каких обстоятельствах. В борьбе намного сильнее. Последние сто долларов я бы поставил на Хабиба.

– Хочу все прояснить. Может, тоже поставлю. Слабое место Макгрегора?

– Борьба! Если сравнивать первый его бой с Диасом и второй – чувствуется, хорошо все проанализировал. Подтянул и технику, и тактику… У нас с другом постоянные споры. Он за Коннора, я – за Нурмагомедова. Здесь до боя еще далеко, но мы уже пари заключили.

– Как интересно. На что же?

– Если Хабиб побеждает – друг организовывает нам поездку в Батуми. Не просто самолет оплачивает, а весь тур.

– Если проигрывает?

– Я организовываю поездку в Лас-Вегас.

– Ох, вы лишаете меня рассудка. Вы, кажется, уже были в Вегасе?

– Недолго, четыре дня. Зато попали на лучшее шоу цирка Du Soleil. Вообще ходили смотреть все представления, которые только могли. Но Du Soleil – это нечто. Не только за гранью человеческих возможностей, но и технически как устроено! Когда видишь это впервые – кажется, что сходишь с ума. Сцена переворачивается вверх ногами, образуется пропасть, люди туда падают с высоты в двадцать метров – понять не можешь, куда… Шоу было в бассейне. Круг вроде циркового наполнен водой. Проходит три секунды – никакой воды уже нет. Куда делась?! Меня не так просто поразить, но тогда я был совершенно растерян. Как это все сделано? Человек поднимается под высоченный купол, все внимание на него. Падает – кажется, в воду. А ее нет!

– Билеты туда дорогущие.

– Все от места зависит. Вполне сопоставимо с московскими ценами.

– Самый дорогой билет, который покупали в жизни?

– На матчи НБА я ходил – это очень дорого. Мы сидели где-то в районе 15 – 20-го ряда. Считается, шикарные места, вся площадка как на ладони. Но разве в Москве на классное представление билеты дешево стоят? Вот ходили с ребенком в Большой театр на «Щелкунчик». Туда перед Новым годом вообще невозможно попасть. На цены никто не смотрит.

Когда-то сборную России повели на балет. Кто не заснул сразу – тот переместился в буфет, не дожидаясь антракта.

– Это давно, наверное, было?

– Два футбольных поколения назад.

– Может, они не выспались накануне? Я и сам «Щелкунчика» смотрел с большим удовольствием, и дочке все нравилось. Мы выбираем такие представления, на которых точно не заснем. А не просто чтоб выйти из дома. Хотя это был первый балет в моей жизни.

 

ЗАКАТЫ НА БАЛИ

– Что такое – 30 лет?

– Я сам как-то задумался над этим вопросом… Прислушивался к себе, когда исполнилось: щелкнуло что-то в голове, нет?

– Выводы?

– Грустить нечего – у меня самый расцвет, лучшее время. Чувствую себя отлично!

– Вы сегодня как футболист сильнее, чем два года назад?

– Я в том возрасте, когда надо с каждым годом становиться сильнее. Если ты профессионал и с головой дружишь. Еще не те годы, чтоб сдавать физически.

– Отпуск вы каждый год проводите с такой выдумкой, что любой позавидует. Три лучших отберем?

– У меня четыре «лучших отпуска». Два раза были на Бали – в первый заезд не успели все посмотреть, что хотелось. Объединяем его в один. Номер два – Америка: Нью-Йорк – Майами – Лас-Вегас… Это вообще другой мир. Третий – Мальдивы этого года, впервые отдыхали всей семьей. Ребенок подрос уже, не надо с пеленками возиться. Мы никому не мешали, нам никто не мешал.

– Какой же четвертый?

– В Батуми ездил с другом. Несколько раз там бывал. Впервые – после военных действий, когда все отстроили. Мы-то думали, увидим разруху, Советский Союз… Оказалось – Европа! Первая линия – вообще красота. Очень яркий отпуск.

– Хоть один неудачный отпуск был?

– Ни разу.

– Место, где еще не были – но съездите обязательно?

– В Таиланд хочу, столько рассказывают… Мне почему еще интересно туда попасть – там же кемпы по тайскому боксу! Вот туда надо заглянуть непременно. Посмотреть, что творится.

– Самый невероятный пейзаж, который видели своими глазами?

– На Бали закат потрясающий. Сидишь в ресторане на скале, а солнце садится в океан…

– От ресторана «Ромашка» вы избавились. Это больно?

– Больно.

– Почему?

– Потому что признаешь свою ошибку. Все было нормально, но что-то не предусмотрел. Мы оказались не готовы к кризису.

– Кризис можно было предвидеть?

– Конечно! Можно было иначе составить договор. Если ты куда-то вкладываешься – значит, рассчитываешь на прибыль. А не получилось.

– Знакомый хоккеист занялся ресторанным бизнесом. Установил скрытые камеры – и поражен был масштабом воровства. Воровали все!

– Могу подтвердить – в этом смысле сложнейший бизнес. С каждого помидора, с каждой морковки что-то пытаются украсть. Списать. Это я про посуду и технику не говорю. В 99 ресторанах из ста воруют!

– Особенно поразивший вас случай?

– В голове не укладывалось, что такое могло случиться. Работал у нас охранник. Сидел и сидел. А однажды взял телевизор и ушел. Я уж думаю: может, для этого и нанимался? Понятно, что его нашли моментально. Камеры висели, он об этом знал. Самый тупой случай воровства, который можно выдумать!

Как-то объяснил?

– Меня уже не интересовало. Все решалось в рамках законодательства. Понятно, украл, чтоб продать…

– Всякому футболисту должны?

– Ага. Сейчас я аккуратнее в денежных делах. Много получил ножей в спину. Раньше одалживал всякому, кто попросит. Сейчас – исключительно близким.

– Футболисты как вкладывались в рестораны, так и будут вкладываться. Три совета от человека, прошедшего этой дорогой?

– Главный совет: если ты не готов лично постоянно присутствовать в ресторане и все контролировать, лучше в это дело не соваться. А футболисты – люди занятые. Совет понятен?

– О ресторанах забыть?

– Отложить на окончание карьеры.

– Совет номер два?

– Когда закончишь играть и откроешь-таки ресторан – запишись на курсы. Пойми основы коммерческой деятельности. А еще лучше устроиться в какой-то ресторан и посмотреть изнутри, как все заведено. Третий совет – сразу найми отличного повара с именем. Лучше будет, если придет с командой. Чтоб вкусно было с перового дня.

– Сколько надо в Москве платить хорошему повару?

– От ста тысяч – это понятно. Плюс бонусы.

 

ГОСПОДЬ ДАЛ ЕЩЕНКО ШАНС ПЕРЕОСМЫСЛИТЬ ЖИЗНЬ

– Легендарный хоккеист Сергей Федоров рассказывал про лучший подарок брата: день рождения, просыпается в Магнитогорске. На пороге стоят родители, прилетели из Америки. Брат организовал. Лучший подарок брата вам?

– Да мы особо подарками друг друга не баловали… О, вспомнил! На свадьбу мне фарфоровую статуэтку вручил, ручной работы, необычайно тонкая. Ангел, вокруг лепесточки из фарфора чуть толще бумажного листа. Пять лет прошло – ни один не отломился. Я берегу!

– Последний человек, которому удалось вас сильно насмешить?

– Макеев и Ещенко – это шутки постоянные! Ещенко тот человек, на которого смотришь – и поднимается настроение. С открытой душой. Если он на кураже, просто за живот хватаешься. Как-то пароль от собственной карточки забыл, начал в банкомате угадывать. Все заблокировалось, естественно. Вроде несчастье у человека – а так рассказывает, что мы катаемся.

– Сейчас вспоминал кадры – как Ещенко на хлипкой машинке под корень срезает столб. Случай-то смертельный, а на нем – ни царапины.

– Была царапина – небольшой ушиб колена. Мы тоже расспрашивали. Машина спортивная была, Nissan GTR. Помню, говорит, как ехал, потом удар. Он же сам вышел из автомобиля!

– С ума сойти.

– Я думаю, Господь отвел. Дал шанс переосмыслить жизнь. Да у всех в жизни были пограничные ситуации. У нас с Кириллом в юности тоже бывало. Едешь в метро в час пик – ты кого-то толкнул, тебя толкнули…

– Вы рассказывали в интервью – могли в детстве подраться со взрослым мужиком.

Дракой-то это не назовешь. Одна секунда – и все. Пара ударов в том же метро. Мы с Кириллом всегда друг за друга стояли. Врежешь – и бегом оттуда. Но случалось, месили нас.

– Смешно вспоминать?

– Смешно вспоминать другое – как школу прогуливали на систематической основе. Перебирались из спартаковской в другую, и как-то пошло – прогул за прогулом… Пока однажды батя в школу не нагрянул. Вот это потрясение я помню до сих пор. Мы с Кириллом замерли!

– Папа у вас строгий. Чем дело закончилось?

– А ничем. Слава богу, не донесли на нас.

– Выглядите вы с братом точно не двоечниками.

– Мы хорошистами были! Просто прогуливали. Вот сумасшедший случай – родительское собрание. Для нас каждое собрание катастрофа, было что рассказать. Хулиганить умели. А тут вдруг классный руководитель нас с Кириллом в пример ставит как идеальных учеников – все, мол, делают правильно.

– Обомлели?

– Мы не присутствовали. Мама выходит с собрания, на нее смотрим – что ж будет-то?! А она обнимает нас, целует: «Какие вы у меня молодцы, как хвалили сегодня…»

– Близнецы чувствуют друг друга на расстоянии.

– Это правда.

– Как у вас?

– Не раз бывало – едем в машине, полная тишина. Вдруг одновременно начинаем напевать одну и ту же песню. Рассказываешь людям – не верят. В такие секунды понимаешь, насколько близкая связь. Мы с детства круглые сутки вместе, выросли в одной комнате.

– Вы, кажется, верующий человек?

– Перед чемпионатом Европы специально поехал к своему священнику. Долго говорили обо всем, подарил мне иконку. Какие-то особенные были наставления. Я поражался – как можно сохранить такую доброту, живя в этом мире. Необыкновенный священник.

– Кирилл – тоже верит?

– Кирилл недавно устанавливал крест в храме на Ходынке!

– Ничего себе новость.

– Его попросил тот самый батюшка, к которому он ходит на исповедь и причастие, детей у него крестил. Построили новый храм, Кирилл все-таки известный человек. С радостью откликнулся. В тот день шел дождь, вымок до нитки, промерз… Спрашиваю: «Как, не заболел?» Нет, отвечает. Установили – и такая благодать снизошла.

– Как у любого верующего.

– Я верю в Бога беспрекословно. Знаю, что есть жизнь после смерти. Человек не умирает, душа все равно остается где-то здесь.

– Снятся ушедшие родственники?

– Бывает, деды снятся. Просыпаешься, вспоминаешь – то ли приснились случаи, то ли в самом деле были…

– Чувствуете их присутствие рядом?

– Вот дедов я хорошо помню. Это внимание, заботу. Как пахали на заводе в трудные времена. Мы с Кириллом много от них взяли. сейчас рассказываю вам, и всплывает в памяти подвал, оборудованный под столярную мастерскую. Мы с братом туда заходим, дед что-то мастерит. Просим, чтоб клюшку нам сделал. Или рогатку.

– Делал?

– Конечно!

– Самая завораживающая вещь у деда в мастерской?

Какие-то заготовки разложены повсюду. отчетливо помню, как дед своими руками ремонт делал по всей квартире. Не просто обои поклеил – еще шкаф сколотил, кровать и стулья.

Что-то сохранилось?

– Шкаф и антресоли до сих пор живы.

– Вот сейчас закроете глаза – что еще вспоминается из того времени?

– Как в хоккей играем. Коньки надевали прямо дома, цокаем лезвиями по бетонному полу. Идем к катку. Не сам хоккей почему-то вспоминается, а вот эта дорога. Второго деда вспоминаю! Тот, по отцовской линии, был богатырь. Отец рассказывал – мог кулаком быка завалить. Думаю, это правда. Настоящий русский мужик.

 

КТО ЛУЧШЕ ВСЕХ ПАРОДИРОВАЛ ЭМЕРИ? ДОГАДАЙТЕСЬ САМИ

– Вы с братом тоже ребята крепкие. Самый тяжелый труд в жизни, не связанный с футболом?

Как-то мебель перетягивали из одной комнаты в другую. С утра вскочили с энтузиазмом: «Сейчас быстро разберемся!» Один шкаф перенесли, второй. Потом уже на полусогнутых, до вечера. Еще деревянные окна меняли с Кириллом. Старые здоровенные рамы надо было снять, а потом выдалбливали проем. Таскали с Кириллом мешки с битым кирпичом. Ох, тяжело.

– Отец братьев Смертиных гонял их наперегонки с лифтом. Ваш тоже выдумал упражнение – по кругу бежали перед его автомобилем. Долго?

– Километров пять-шесть. Тогда популярная штука была – тест Купера, вот его выполняли. Помню, снежная-снежная была зима, наша «девятка» постоянно застревала. Каждый день с Кириллом выталкивали! Чем не упражнение?

– Ну да. Мама рассказывала, у вас семейное – высокий болевой порог. Терпеть готовы сколько угодно. Какую боль особенно тяжело было перетерпеть?

– С четырех лет с мамой ездили на электричке в Москву, таскал рюкзак на спине. Случалось, так спину защемляло, что чуть ли дышать не переставал от боли. Мама правильно сказала – если человек подготовлен, может перенести самую сильную боль. Вот представьте сами: если тебя каждый день бьют по ногам, болевой порог становится выше и выше. Привыкаешь! Это еще с тех пор пошло, как мы единоборствами занимались. Там удары по ногам каждую секунду.

– Самый живописный шрам на ваших ногах – память о единоборствах?

– Нет, как раз о футболе. В детстве играли, поставили ворота в чистом поле. С каким-то парнем сошлись в борьбе бедром в бедро, а у того молния на шортах. Резаная рана, шрам.

– Недавно Слуцкого спрашивал: «Какой матч в жизни особенно хотелось бы переиграть?» Он сразу ответил: «С Уэльсом»…

– Вот с Уэльсом я бы тоже переиграл! На втором месте – поражение от «Динамо» в Лужниках 1:5. Бывает, ничего у команды не клеится – чувствуешь себя не то что беспомощным, но… Мысль: «Скорее бы все закончилось!»

– Про Эмери вы как-то высказывали – не хватило ему в «Спартаке» кнута…

– Да, кнута у него не оказалось.

– Зато у каждого тренера есть черточка, над которой команда посмеивается. Бесков, например, выходя из «мерседеса», отвинчивал значок с капота и клал в карман. Футболисты были в восторге. За Эмери что замечали?

– Он так жестикулировал! Настолько ярко это смотрелось, что можно было наблюдать бесконечно. А посмеивались над другим. На теории заговорит о чем-то, прервется на полуслове – и приложит пальцы к вискам. Замрет на секунду. Или за переносицу возьмется. Причем не терял мысль – просто думал, как лучше донести. Понятно, что это не спектакль, изнутри шло.

– Кто особенно талантливо это пародировал?

– А вы догадайтесь…

– Все понятно, Дзюба.

– Дзюба вообще веселый парень!

– У Якина потешная привычка была?

– Да, угорали… Но я не буду говорить, какая, это немного пошло. Еще под строгий костюм Якин мог спортивную обувь надеть, «Аляску». Тоже смеялись.

Макгиди многим запомнился неординарным поведением. Чем еще?

– Лично мне – финтом. Подкидывал мяч и в воздухе два раза ногой вокруг него прокручивал. Это цирковой номер!

– Пробовали повторить?

– Пробовал. Ни разу не получилось.

– Самая удивительная в жизни встреча с болельщиками?

– Вы же помните, как после матча с «Рубином» мы отправились на фанатскую трибуну? Меня, правда, там не было, я не играл. Но ребята рассказывали – удивительно доброжелательная атмосфера, получили удовольствие от общения. Была и неприятная встреча с фанатами – на «Открытии» ходили на трибуну. Только тогда результата не было, игра не шла. Сами понимаете, что мы услышали. Бывало, раньше динамовские болельщики подходили: «Куда ж вы ушли?» Не в такой мягкой, конечно, форме. Сразу чувствуешь, кому можно объяснить, а кому – нет. Но в молодости кровь горячая, заводишься…

– На футбольных экспертов тоже реагировали нервно?

– Раньше послушаешь – вроде человек сам играл, а такое несет! Ну о чем он думает? Все внутри переворачивалось. А сейчас все равно. Человек говорит ради того, чтоб говорить. Чтоб на обложку попасть, чтоб на радио звали, не забывали.

Источник: sport-express.ru


  • Добавить в закладки Яндекс

Похожие новости:

Комментарии 2

3857275
  • 1
  • Список оценок комментария
– Перед чемпионатом Европы специально поехал к своему священнику.

До личных священников уже доигрался, однако
  • 0
  • Список оценок комментария
Бросить курить теперь реально не проблема, я после 10 лет курения забил о сигаретах за 2 дня, очень простым и народным способом. Вот моя история http://dimonotsmoke.blogspot.com

Для того, что бы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте.

BrandShop

Rusultras

Тату салон Unity Ink Tattoo

iRedWhite

Летний лагерь футбольного клуба Црвена Звезда

Премьер-Лига 2016/17
01
54
02
47
03
46
04
41
05
36
06
35
07
34
08
33
09
33
10
29
11
29
12
24
13
22
14
21
15
18
16
13

Результаты Графики

 

Получить код информера