Прислать новость Зарегистрироваться или

RSS twitter Facebook в Контакте в Google+
Одноклассники Instagram YouTube Я.РУ
Магазин Фратрии Места продаж билетов и сезонных абонементов

Реклама

«Присягу принял, «косить» не буду!»

ИДЕТ СОЛДАТ ПО ГОРОДУ!

«Скажешь таксисту: трасса на Дятьково, 2 км от Брянска, справа воинская часть, дашь рублей 200–300», – прочитал эсэмэску от Ивана (мы с ним неделю общались именно так, голосом ему невозможно – надо конспирироваться: мобильники в армии запрещены. – Д.Т.). Столько и оказалось – 300 рублей… Брянские леса знамениты в России своей непроходимостью и партизанщиной. Воинская часть заброшена на край одного из таких лесочков – с видом на белую пустыню – Брянск где-то на горизонте. Оттуда Катанаев, как Ленин из подполья, продолжает слать «Фратрии» и на свою страничку в Интернете распоряжения и рассказы о пережитом…

– Паспорт давать? – спрашиваю солдатика на входе.
– Нет, у нас все просто! – говорит он. Действительно, все просто. Никакой колючей проволоки, только сетка-рабица, через которую сигануть – раз плюнуть, несколько домишек, типовые лозунги о священном долге, офицеры с вполне человече- скими лицами… Вертушка на проходной крутится свободно – без всяких бюрократических тормозов – пропуская все новые и новые партии родственников и знакомых новобранцев. Через полчаса – присяга.

На плац вышагивают два отряда по пятнадцать бойцов: «калашниковы» на груди, бляхи сверкают на солнце, толпа тычет пальцами в своих. Иван Катанаев – в первом ряду. У всех бравый вид, но у Вани самый бравый – благодаря габаритам и выпирающей груди. Он стоит, не шелохнувшись, как часовой у мавзолея, закрыв глаза – весь преисполнен служению Отчизне. Толпа растет, на каждого солдатика уже по три-четыре зрителя. Но самой большой делегации – к Катанаеву – все нет, хотя тронулись друзья из Москвы в 4 утра…

Москвичи появляются, когда солдатики уже громко клянутся в любви к Родине и даже для верности расписываются. С любовью к Родине ныне, судя по количеству «косящих» от армии, у россиян дело швах.

Иван Катанаев под идиота не косил, но в армию не шел, полагаю, по уважительной причине – на воле он Родине нужнее. Тем более в такой ответственный момент – подготовка к Евро. По одной версии Катанаева «сдал» в армию родной «Спартак» и лично начальник безопасности с чекистским опытом (после перепалки Ивана с гендиректором Сергеем Шавло), по другой – спекулянты, которым Катанаев вместе со своим ВОБом – как кость в горле. Так или иначе, история выглядела некрасиво – нехорошо стучать даже на своих врагов. Ну да ладно. Катанаев стоит руки по швам, закрыв глаза и, кажется, витает где-то в ином измерении.

– Ваня-то – морда кирпичом! – смеется кто-то из спартачей.

Наконец, выкрикивают его фамилию. Марширует, докладывает: «К военной присяге готов!» – пожимает руку майора, клянется (одновременно кто-то из второго отряда делает то же самое – получается эффект эха), расписывается и – марш назад, в строй… Откричал клятву последний солдатик. Толкает речь командир в/ч, затем священник (передав серебряное ведро со святой водой майору), начинается освящение – кропилом брызг-брызг вдоль ряда. «Вольно!» Пятнадцать минут – на общение с друзьями и родными.

Объятия, похлопывание по спине и плечам, подколы: «Тебе бы сейчас «ракету», а не автомат!» (Ваня любовно поглаживает ствол) – «Как галстучек – не жмет? Впервые в жизни надел?» Снова – в строй. Марш из динамиков, круг почета по плацу и – на склад, сдавать «калаши». «Запевай!»

«Идет солдат по городу!» – орут защитники Родины.

Строевую выбрал Катанаев – надеялся спеть, как, бывало, в Москве:
«Идет фанат по городу, по незнакомой улице,
И от знамен спартаковских вся улица красна,
Не обижайтесь граждане на «Спартака» московского,
Ведь за него практически болеет вся страна!»

Последний пункт программы (на «десерт») – концерт в клубе. Не дослушав жалостливую песню про судьбу солдат-срочников (две гитары, один голос, за спиной – офицер – то ли суфлер, то ли надсмотрщик) на мотив какой-то зэковской («Будь проклята ты, Колыма!»), спартачи укатили в Москву. Час спустя всех присягнувших выдают на руки мамам и папам и отпускают в увольнительную на пару дней. Временно свободен и Иван.

«ТОВАРИЩ СТАРШИНА, ХОЧУ В БРЯНСК!»

Встречаемся на следующий день утром на воле – в кафе.

– Начнем с призыва – детективная история!
– Я живу у бабушки – лет уже пятнадцать. Во вторник 10 декабря проснулся в 10 утра – от каких-то голосов в квартире. Оказалось, менты – приехали по вызову, якобы в какой-то квартире кто-то кричал о помощи. Бред, конечно, у нас на этаже живут только одинокие пенсионеры, никогда никаких эксцессов не было. Но позвонили в дверь, бабушка открыла. Кто такой? Паспорта у меня не было, иностранный лежал на визе в посольстве Франции – собирался ехать в Тулузу на матч «Спартака». Показал водительское удостоверение. Этого, говорят, недостаточно, поехали в отделение – писать объяснительную, каким образом оказался в квартире… своей бабушки. Я без задних мыслей согласился – отделение рядом, поскорее, думаю, отделаюсь и поеду по своим делам (было запланировано несколько встреч). На своей машине туда и приехал. А вопрос с армией у меня не был решен – есть высшее образование, но отсрочка кончилась.

Они вдруг спрашивают: в армию, случайно, вам идти не нужно? Позвонили в военкомат. Там отвечают: да, мы его ищем, через 20 минут пришлем машину. Отделение – на Спортивной, военкомат – на другом конце ветки, около трех вокзалов. Подошел к оперу: «А если они через час приедут? Пробки ведь, вся Москва стоит». Он говорит: «Если через 20 минут не приедут, отпущу». Но они приехали через 10 минут! И я на своей же машине (вместе с ментами) поехал в военкомат. Думал, все-таки урегулирую вопрос. Но приехал и через две минуты уже был на призывной комиссии. Безо всяких врачей (я отказался проходить медкомиссию и вообще расписываться где бы то ни было) мне выписали военный билет, фотографию вырезали из личного дела и наклеили – вот, видишь (раскрывает военный билет. – Прим.авт), фото 98-го года, когда в девятом классе был. Потом пришел наряд ментов, запихнули в их машину и повезли на Угрежскую в центральный военкомат Москвы. Там уже пришлось медкомиссию проходить – рядом, не отставая ни на шаг, ходил мент. Такой чести удостоился я единственный из сотни призывников! Пришлось там расписаться – в получении портянок, кирзачей… Вот так за несколько часов стал солдатом…

– С момента задержания прошло часа три? Все это время ты должен был биться, как птица в силках – звонки и прочее…
– Звонков было очень много, но те, кто мог решить мой вопрос, побоялись – ясно было, что задействованы спецорганы, они бы все равно докопались, кто помог, и у людей могли возникнуть проблемы. Обиды на них, естественно, никакой. Потом ведь, если подумаешь, армия не такой и плохой вариант – могли подкинуть что-нибудь, и попал бы в места не столь отдаленные… А на Угрежской у меня отобрали мобильник(оставили только сим-карту) и связь с миром оборвалась…

Вечером отвезли на распределительный пункт в Икшу – 40 км от Москвы. Перед отправкой позвонили капитану, который ехал со мной в военкомат, и приказали сопровождать до самой части. Было уже восемь вечера, видели бы вы его удивление! Он подошел и спросил: «Кому же ты так сильно насолил?» Хороший мужик оказался, болельщик «Спартака». Когда садились в автобус, он отвел меня в сторону и прошептал, что ему позвонили и сказали: если я побегу, меня не останавливать. То есть был, видимо, расчет на это, чтобы потом под какую-нибудь статью подвести. Он мне сказал: «Твое дело, хочешь, беги, но послушай меня – не делай глупости». Потом в Икше были варианты свалить, но не совсем легальные, я их сразу откинул. И знающие люди говорили: ни в коем случае! Те, кто все организовал, только этого и ждут.

– То есть ты связь с миром быстро восстановил?
– Сразу же купил у старослужащих за пятьсот рублей старую «трубку». Был шквал звонков, одних эсэмэсок получил за три дня больше семисот! В Икше я провел три дня – это маленькая воинская часть, кормежка отвратительная, разруха, обстановка – как из фильма «ДМБ». Местные деды оказались довольно смирными. Когда «кони» играли с «Фенербахче», зашел в класс, где был телевизор – они сидят, смотрят «Дом-2». Взял пульт, переключил на футбол, сел и начал смотреть. Думаю: что будет? Ни один слова не сказал! В первый день весь призыв раскидали по частям, мне предложили Брянск – приехал старшина оттуда. Я отказался: все равно меня потом переведут в Москву, зачем вам лишний геморрой? Я надеялся остаться поближе к дому, может быть, даже в Икше. Наступает следующий день, вбегает какой-то «дед» и говорит: «Тебя «полкан» (командир части. – Прим.авт.) к себе вызывает – хочет увидеть человека, по поводу которого ему лично звонили – просили упечь подальше». Тут же выясняется, что за пополнением приехал… Мурманск. Ну, все, думаю, попал! Побежал в штаб, говорю человеку, который занимался распределением: «Товарищ старшина, хочу в Брянск!» –«Тебе же вчера предлагали!» Сглупил, говорю, и сую ему пятихатку. Слава богу, Брянск еще не уехал – отправился туда с еще двумя недоучившимися студентами…

«СПАРТАК» НИ ПРИ ЧЕМ

– Так кто тебя упек в армию? Столько версий…
– Все произошло банально – из-за денег. Мы – то есть ВОБ – отняли огромный лакомый кусок у спекулянтов. 20 000 билетов, которые мы получили на матч Россия – Англия – на этом ведь можно было заработать уйму денег. Но мы можем отчитаться за каждый билет, потому что давали их фанатам по предъявлении паспорта, и ничто в итоге не перепало спекулянтам. А спекулянты у нас, как известно, «крышуются» правоохранительными органами. Я знаю конкретные фамилии тех, кто причастен к моему попаданию в армию. Называть их сейчас не буду… Конечно, нам не по силам изменить систему, но снизить процент билетов, которые попадают в руки перекупщикам – это мы можем. Спекуляция у нас сегодня как бы узаконена – все эти интернет-конторы... Организаторы матчей отдают им билеты по номиналу и получают свой процент от перепродажи. Юридически не подкопаешься… А сейчас на носу Евро – такой куш! Буквально за неделю до моего «призыва» Центральный совет ВОБа встречался с РФС: началось самое главное – распределение билетов. И вот меня забирают в армию…Тогда же чуть не забрали Максима Коротина – члена совета от ЦСКА. Один в один ситуация: тоже приехали по какому-то ложному вызову, но его мама не открыла дверь. Так Максим до сих пор дома не живет…

– Ты теперь на события никак повлиять не можешь?
– Почему? Я здесь написал план-проект по проведению Евро для болельщиков. Наши туры будут на 20–30 процентов дешевле, чем среднерыночные, самый дешевый (с билетами на футбол, визами, гостиницами и пр.) – 600–700 евро. А сейчас смотрел в интернете, цены начинаются от тысячи. Хотим на Евро сделать что-то типа «Русского Дома», как на Олимпиадах, но только чтобы этот Дом был открыт круглосуточно и не только для журналистов, а и для простых болельщиков. Там можно будет получить любую помощь, консультацию, даже деньги одолжить под расписку… Хотим организовать матчи фанатов с командами соперников по группе… Планы большие.

– Существовала версия, что тебя «сдал» клуб…
– Но не подтвердилась. Какие бы плохие отношения с кем-либо в руководстве клуба у нас ни были, но до таких методов начальники, слава Богу, не докатились. С клубом ситуация очень сложная – реальнейшая конфронтация, мы отказались от покупки абонементов. В «Спартаке» не хотят, чтобы мы критиковали руководство, поддерживали каких-то опальных игроков – того же Аленичева, не хотят, чтобы мы на что-то влияли. Говорят: занимайтесь только перформансом – и не лезьте в дела клуба!

Мы никогда не выдвигаем ультиматумов, не претендуем на определение стартового состава, мы хотим просто нормального диалога и человеческого отношения. Вот был инцидент в Праге (драка фанатов и полиции. – Прим.ред.) – в принципе его спровоцировал сам клуб и потом перевалил всю вину на болельщиков и даже заявил, что штраф, который УЕФА присудил, будут взыскивать с фанатов. Абсурд! А произошло вот что – перед матчем руководство «Спартака» объявило, что из Москвы едут несколько сотен человек, готовых на любые провокации, клуб за них не отвечает, билеты им не продавали, вообще это не наши болельщики – можете делать с ними, что хотите. Полиция получила по сути карт-бланш. Я на многих матчах был из категории риска и нигде таких «стюартов» не видел – с накладками на руках, с капами во рту – настоящий спецназ! Что они там творили!

«ГЛАВНОЕ – НЕ ОТУПЕТЬ»

– Вернемся к армии. Как служится?
– Похудел на 16 килограммов! Я даже предложил командованию ввести коммерческую услугу «похудение». Курс – месяц. Лично для меня этот курс «молодого бойца» начался с удара пряжкой по заднице – «Подъем!», потом зарядка, и вместо четырех кругов все из-за меня (я отставал) бежали десять. Чуть не помер! Эти три километра кросса каждое утро – самое тяжелое. Сон очень изменился – просыпаешься от каждого шороха, ждешь подсознательно команды «Подъем!».

– Этак неврастеником можно стать…
– За это время трое наших оказались в больнице: у двух – сердечные приступы, третий до сих пор лежит – обострение всех болезней.У всех скачет давление, температура, насморк – обычное дело, ведь бегаешь в любую погоду в одной фуфайке. Но у меня все нормально – даже не кашлянул! А после Нового года организм перестроился – стало полегче… Я сейчас сижу здесь и ощущаю себя в каком-то другом измерении… Армия – это особый мир. Тут все сразу обнажается в человеке, как на войне – все самое плохое или хорошее. Но если в тебе есть стержень – выдюжишь. Хотя столько в армии абсурда! И теперь я прекрасно понимаю ментов во время матчей, они – те же солдаты, выполняют чей-то глупый приказ. Вот назначают ответственным за матч какого-то полковника, он управляет процессом, хотя в нем вообще не разбирается! Но, кажется, власти сейчас поняли, что надо учиться, перенимать мировой опыт, есть для этого семинары в Англии… Вся беда в армии – мало профессионалов. Офицеры получают гроши, каждый ищет, где бы что-нибудь урвать. Их можно понять – зарплата десять тысяч, жена, двое детей… Все эти высокие слова, которые ты слышал на присяге: защищать Родину и так далее… А Родина что делает для своих защитников? Зарплата солдата

– 430 рублей...
– Самое главное в армии, наверное, не задумываться, правилен ли приказ… Иначе крыша съедет окончательно… – Не совсем так. Как раз друзья, те, кто служили даже в 70-х, советовали одно и то же: заставлять голову работать, чтобы не отупеть. Сначала это было дико тяжело – первые две недели за радость было просто посидеть без всяких мыслей. Никакой тяги к чтению, телевизор вообще не смотрели. Потом через силу начал читать – ребята привозили прессу.

– Но, судя по твоей активной переписке в интернете, никого перерыва в умственной деятельности не было. Кстати, как технически это удавалось?
– Главное, мне ребята сразу привезли орудие труда – телефон, им я могу делать фото. Счет мне постоянно пополняют… Все, что писал для своего блога – после отбоя под одеялом, часа по два эсэмэски набивал.

– Достиг, кажется, потрясающих успехов в скорописи.
– Даже навострился набирать текст вслепую, не доставая руку из кармана. Ведь телефоны в армии запрещены – прячешь его все время в кармане. Еще есть в роте компьютер (но без интернета) – на нем несколько раз набирал текст.

– Автомат-то освоил?
– В «Калашникова» я буквально влюбился! Разбор и сборка – 45 секунд. Правда, постреляли мало – всего по шесть патронов дали.

– Подтягиваться заставляют? Сколько раз мог подтянуться два месяца назад?
– Нисколько! Сейчас – раз десять.

– Как здесь с футболом? Есть площадка, воротики?
– Футбола здесь нет. Есть только в роте спортзал с гирями, штангами.

– Болельщики «Спартака» есть в части?
– Кроме меня никого. Зато много «динамовцев» – болельщиков «Динамо» Брянск. Но у меня уже здесь висят все флаги, шарфы... Фанатскую литературу мне ребята привезли.

– Какие планы? Есть возможность поближе к Москве перебраться?
– Очень надеюсь, что удастся. Потому что этот план проведения Евро... Там очень много на мне завязано. Так что из жизни не выпадаю, на связи остаюсь. И «косить» уже не собираюсь, присягу принял – придется служить...

  • Д. Туманов

Комментариев пока нет

18819

Для того, что бы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте.

iPhone приложение iSpartak