Прислать новость Зарегистрироваться или

RSS twitter Facebook в Контакте в Google+
Одноклассники Instagram YouTube Я.РУ
Магазин Фратрии Места продаж билетов и сезонных абонементов
Лента новостей

Партнёрская программа по картам Фратрии

Карта Друзей Фратрии. Будь с нами!



Реклама

Новости Команды Ещенко: «Надеюсь сыграть уже в марте»

Ещенко: «Надеюсь сыграть уже в марте»

Защитник «Спартака» Андрей Ещенко рассказал о своей травме колена, восстановлении и желании вернуться на поле уже в марте. Также футболист поделился мнением о ситуации вокруг команды и почему произошли изменения на тренерской скамейке.

Хочу вернуться на поле уже в марте

– Как ваше здоровье? От врачей «Спартака» слышал, что восстановление идет опережающими темпами, это действительно так?

– Я сам хочу вернуться как можно скорее. Это же была моя инициатива остаться в Италии после операции подольше, чтобы сразу же начать заниматься больным коленом. Мне пошли навстречу, оставили на 20 дней. Все это время находился в клинике.

– В декабре вы говорили, что на восстановление после разрыва крестообразной связки потребуется пять месяцев. Получается, вас ждать на поле в апреле?

– Да это на автомате говорится цифра в пять месяцев. По факту может быть меньше, а может – больше, все индивидуально. Мне одни говорят одно, другие – другое. Знаете, когда мне сказали про разрыв связки?

– Когда?

– Когда я открыл глаза после операции. Приехал в Италию, профессор посмотрел и говорит: по МРТ, вроде, у тебя «кресты». Но то, что ты приседаешь, двигаешь ногой, сгибаешь – так не бывает. Решили залезть с артроскопией. Мол, либо там ничего страшного, и они просто почистят, либо «кресты», и они все исправят. Я после наркоза проснулся, и меня «обрадовали».

– Первая мысль – это конец карьеры? У вас же контракт до лета.

– Нет, конечно. С чего мне карьеру заканчивать? Есть медицина, есть реабилитация. Если операцию сделали хорошо, а ты правильно восстановился, закачал ногу, то можно играть сколько влезет. Когда футбол любишь, когда это доставляет тебе удовольствие, когда есть силы – нужно продолжать. А если на поле выходишь с безразличием, тогда – да, пора заканчивать. У меня такого нет, поэтому буду играть, пока позволяет здоровье.

– Пока позволяет?

– А вы как думаете, если я в 33 года бегаю 14 километров с «Ливерпулем»? На днях смотрел статистику их матча с «МанСити», так там Бернарду Силва пробежал 13,7 километра, и еще рекорд сезона в АПЛ установил. Только ему 24 года, а мне на момент матча было 33. Возраст – это же не самое главное. В России любят в паспорт смотреть. А в Японии вон мужик в 51 год профессиональный контракт подписал, красавец (Кадзуеси Миура. – Прим. «СЭ»).

– Так вы еще надеетесь сыграть в этом сезоне или уже нет?

– Если конкретно мое мнение услышать хотите, то я надеюсь сыграть уже в марте. Посмотрим, выйдет ли. Сейчас самое главное восстановиться, набрать форму и помочь команде в концовке чемпионата.

Попросился в Дубай, чтобы быть с командой, Кононов поддержал

– Как так получилось, что вы спокойно доиграли матч с «Рапидом» с порванными «крестами»? Это же невыносимая боль.

– Это все случилось минут через 10 после начала второго тайма. В простом эпизоде корпус ставил, и получилось как-то неудачно. Ощущения в колене какие-то непонятные. Я попробовал поприседать. Вроде, нормально. Обычно же когда «кресты» – крики, ор, колено вылетает. А я спокойно играл, какой-то нестерпимой боли не было, просто дискомфорт. Матч доиграл. В раздевалке – лед приложили, обезболивающее вкололи. Но на следующее утро колено опухло, уже не мог ногу согнуть-разогнуть.

– Стало понятно, что что-то серьезное?

– Подождали пару дней, пока сойдет отек, ногу я сгибать до конца так и не мог. Сделали МРТ, на нем врачи увидели «кресты». Поехали для уверенности в Италию. Там тоже головой кивают: «Да, все плохо. Надо делать операцию». Но я им до последнего не верил: знаю же, что такое разрыв крестообразной связки, на правой ноге уже пережил. В тот раз, кстати, прошло 4,5 месяца, и я уже играл.

– Вас видео с ногой в Инстаграме никто удалить не просил? Страшно же.

– Да не, это же больше картинка. Шрамы некрасивые – да, но в целом ничего страшного.

– Здесь, в Дубае, вы занимаетесь восстановлением?

– Я набираю мышечную массу и занимаюсь эластичностью связок, работаем в тренажерном зале и бассейне.

– Но это же можно было делать и в Москве? Раньше травмированных на сборы не брали.

– Да, этим спокойно можно и на базе заниматься, но я хотел быть с командой. Сказал главному тренеру, он поддержал. Команда должна быть вместе, не важно травмирован ты или нет. Важны же не только тренировки, нужно находиться всем вместе, ходить на обед, ужин. Будут игры, где-то может понадобиться совет.

Получил травму из-за ссылки в дубль

– Год назад у вас был сбор здесь же. Были серьезные веса, работа на тренажерах. Есть мнение, что это и привело к такому количеству «крестов» в «Спартаке». Согласны?

– Я бы не сказал, что в прошлом январе было много работы в тренажерном зале. Веса были, зато тренировались один раз в день, а сейчас – по два. Но разобраться здесь надо, конечно, слишком много у нас одинаковых травм.

– Сами что думаете?

– По поводу меня и еще пары футболистов я могу сказать вам железно, почему у нас полетели «кресты».

– Почему?

– Зобнина затаскали. Человек начал играть везде: и в чемпионате, и в сборной. И всегда проводил по 95 минут. Джикия – то же самое. Он приехал уставший, вот и получил. Кроме того, у нас не было правильных упражнений на связки и суставы. Кому надо было, сам ходил в зал, делал «резинку», особенно перед играми. Я знал, что надо укреплять связки, мне на правой ноге «крестов» хватило.

– Почему же тогда получили травму?

– К этому привела смена покрытий. В дубле же искусственный газон, в основе – натуральный. И меня с одного бросили на другое. Я набрал форму, был в порядке, а меня убрали в дубль просто так. А нагрузка там совершенно иная, чем в основной команде. Потом тебя возвращают, снова набираешь интенсивность. В общем, смена покрытия и темпа во время ссылки в дубль стали основной причиной. Я свой организм знаю хорошо, для меня тут все ясно.

Пригласить Назарова в клип было моей идеей

– Вы были в списке ВШТ среди кандидатов на лицензию «А». Сдали экзамен?

– Так из-за операции перенесли на лето. Надеюсь, теперь летом получу.

– Это первый шаг к работе тренером? Или еще не думали о том, что после карьеры делать?

– Я точно хотел бы связать себя с футболом, но не знаю, в каком качестве. Пока есть возможность и учиться на тренера, и играть, грех было не воспользоваться. Можно быть помощником, главным, спортивным директором. Я столько лет футболу отдал, хочется остаться в нем на подольше.

– В середине декабря про вас вышел крутой клип. Читал, это ваш друг детства сделал?

– Да, мой хороший знакомый сочинил на день рождения песню. Послушал, хорошо получилось. Потом подходит, говорит: а давай клип сделаем. Я поддержал. Друг нашел человека, который клипы снимает. Пообщались, я был только за то, если он поможет популяризации футбола среди детей. Клип и правда хороший получился, жизненный.

– Режиссер клипа рассказывал, что вы лично Назарову звонить не хотели?

– Как не хотел, если я его и пригласил? Наоборот, я их свел, только попросил детали уже обсуждать между собой. Звонил Назарову, объяснил, что пацаны снимают клип. Он – красавец, согласился участвовать безвозмездно, слетал на два дня в Иркутск. Сейчас хочу этот клип еще куда-нибудь на телевидение отдать, а то меня постоянно спрашивают, где этот клип посмотреть, не все знают, как его в YouTube и Инстаграме найти.

– Сюжет, говорят, тоже вроде вам не нравился сначала из-за того, что были домысливания?

– Изначально, когда все на бумаге было, я им говорил: то, то и то – неправда. Они поменяли, сделали так, как было на самом деле. Кроме актеров там все правда. Интернат, футбол, то, что сбегал играть – это все было со мной на самом деле.

Нужно было сохранять то, что принесло нам чемпионство, а не ломать это

– Что изменилось в «Спартаке» при Кононове?

– Главное, что мы снова начали побеждать, поднялись на четвертое место в таблице, сократили отставание от «Зенита», выиграли дерби у «Локомотива». Жаль, что в Лиге Европы не получилось, но там была ситуация сложнее. Это стечение обстоятельств, да и нельзя выигрывать везде. Учтите, что команда была разбалансирована: кто-то играл много, кто-то был травмирован, кого-то из дубля вернули. В общем, концовку мы провели если не на «пятерку», то на «четверку с плюсом» – точно.

– Весной будет лучше?

– Главное, в чемпионате достойно выступить. И еще Кубок взять. Желательно, в Лигу чемпионов попасть – мы хотим быть везде. К сожалению, в начале сезона у нас был бардак. Мы неплохо начали, но потом случился ожидаемый провал. Сейчас смотришь, и жалко: фактически та же команда была чемпионом, выиграла Суперкубок. А потом пошел этот сумбур. Тренеры не знали кого ставить, выпускали молодежь.

– Разве это плохо?

– Да, молодежь нужно выпускать, вопросов нет. Но их же нельзя ставить в каждом матче. Когда у тебя есть опытные, качественные футболисты, которые сильнее молодых. Надо как-то управлять этим процессом. Не кидать всех молодых в топку, а потом удивляться, что нет результата. Кононов вот тоже использует молодежь, но делает это дозированно, поэтому «Спартак» и выровнял ситуацию в чемпионате.

– Вы сказали – в начале сезона начался бардак. Когда это произошло?

– Когда поменялась схема. Мы начали думать по-другому, не знали, во что нам надо играть. Мы же добились чемпионства с одной схемой, а тут ее начали менять на другую. Защитникам говорят: вам нельзя подключаться к атаке. Как такое вообще возможно в такой команде как «Спартак»?

– Вам стали запрещать подключаться к атаке, когда в команду пришел Рианчо?

– Да. Говорил: добежал до центральной линии, а дальше другие пусть обыгрывают один в один и забивают. Нет, в целом, такое вполне может быть. Но мы же – «Спартак»! В чемпионате России против нас половина команд играет как какой-нибудь «Оренбург», сидя в обороне по 11 человек. И что, надо один в один всю команду обыгрывать? Это же невозможно. Против таких команд нужно играть в атаке. Вспомните чемпионский сезон, как мы всех дожимали в концовках. Понятно, что в таком случае появляются зоны, соперник проводит контратаки. Но мы же для болельщиков играем. Нужно было сохранять то, во что мы играли в чемпионский сезон, а не ломать игру, приносившую результат.

– Как это объясняли тренеры?

– Такое видение тренера. Они приняли это решение, вот и все. Хорошо еще, что мы со «стандартов» забивали, какое-то время это приносило очки. Рано или поздно это должно было вылиться в кризис, и он начался после поражения от «Терека». А дальше понеслось, но нас уже в команде не было – случилась эта история с «лайками».

Кто-то хочет, чтобы Глушаков с катушек съехал

– Претензия фанатов в том, что часть игроков намеренно сливала Карреру.

– Вот смысл мне его было сливать? Я при Каррере играл, подписал при нем контракт, он мне доверял. Потом в один момент из-за какого-то лайка подумал, что я его сливаю. Так? Вон, в «Реале» случай с Иско еще жестче, но с ним разве что-то сделали? Тем более, мы выходили с Каррерой, пообщались один на один, но он не хотел меня слушать. Вы еще вот о чем подумайте: как Каррере перевели это стихотворение? Я по-русски то не понимаю до конца, о чем там речь. С гуся вода, все такое. Как ему это объяснили? Мы можем только догадываться.

– Вы же понимаете, что лайк – только повод решить конфликт с Глушаковым.

– Ну и зачем нужно было его искать? Если был конфликт, то надо было решать его с Глушаковым один на один. А не тащить меня прицепом из-за какого-то лайка, у меня-то никакого конфликта не было. Все знают, что я этот лайк случайно поставил: были у Боккетти на дне рождения детей с другими ребятами. Поставил на автомате, это же пост известного болельщика «Спартака». Я внимательно его прочитал только тогда, когда заварилась эта история.

– Вас эта ситуация с Глушаковым сблизила? Стали теснее общаться?

– Да мы и так хорошо общались, в дубле – тоже. Но в одной кровати мы не спим (смеется). Нормальное, человеческое общение товарищей по команде.

– На него сейчас большое давление в связи с разводом.

– Да, это тяжелый процесс, семейные вопросы. Там тоже грамотные люди. Только тема затухает, они тут же еще что-то вкидывают. Специально делают, чтобы Денис с катушек съехал. Это все искусственно делается: если бы что-то было на самом деле, то они сразу все использовали, а не стали бы тянуть несколько месяцев. Я же сам проходил через такое, поэтому хорошо понимаю Глушакова.

В интервью сайту сказал то, что думал

– Ваше декабрьское интервью официальному сайту стало бомбой, а «Фратрия» назвала его провокацией. Скажите честно, чья это была инициатива?

– Общая. Мне же очень много кто из журналистов звонил, просил дать интервью. Я отправлял в клуб: пресс-служба решает, когда нам можно говорить, когда нет. В клубе решили таким образом. Не стали выбирать одно СМИ из множества, а выждали паузу и сделали интервью для сайта. Не было задачи кого-то оскорбить или сказать некорректно: я просто рассказал, как было на самом деле.

– Получилось удобно: вы даете разгромное интервью, но под гнев болельщиков с трибун не попадаете, потому что надолго выбыли из-за травмы.

– Я тогда еще не знал, что вылетел надолго. Говорю же – о «крестах» узнал уже после операции, а интервью давал до.

– Вам никто не советовал: про это расскажите так-то, а про это – не стоит?

– Слушайте, ну откуда вы все это берете? Как вы это представляете? Подходит кто-то и говорит: скажи так, так и так?

– Если этот кто-то из руководства клуба – вполне может быть.

– Наоборот! Скорее в клубе могли где-то сгладить, чтобы я не очень грубо выражался в некоторых моментах.

– Могло быть грубее?

– Конечно.

– Андрей, вы же понимаете: со стороны это интервью выглядит скорее манифестом клуба, а не мнением отдельно взятого игрока.

– Не знаю, а в чем тут манифест? В том, что болельщики об****ют команду, у них все виноватые, а один человек – молодец? Я сказал то, что думал. Чемпионство завоевали все: и Каррера, и болельщики, и футболисты. Но фанаты превозносят одного тренера. Может, это где-то и правильно, но не стоит и наши заслуги преуменьшать. Они Массимо поднимают, а нас унижают, оскорбляют, находят какую-то ОПГ. Еще раз: я сказал то, что думал, и готов повторить вам это снова.

– Сходить к фанатам, объясниться не пробовали?

– Так я же говорил уже: пусть на базу приходят. Если кому-то что-то не нравится, пусть выскажут это в глаза. Придите, выскажитесь, это же всегда так и решалось. Но до сих пор никто так и не пришел, ни одного человека. Зато на поле выбегать начинают. Что вот он хотел? Подраться с Глушаковым? Или показать, что он такой крутой?

– Эти выбегания влияют на концентрацию? Оба раза после этого команда пропускала.

– Не знаю, это все личное. Думаю, это простое стечение обстоятельств.

– Как вы к болельщикам относитесь после всего этого?

– Так не все же они нас грязью поливают. Я на игре с «Локомотивом» слушал: часть начинает кричать про Глушакова, часть их освистывает. В общем, если у нас был бардак в начале сезона, то сейчас бардак на трибунах. Ребята, будьте едины, что бы там ни было. Никто вам не запрещает кричать «A tutti! Avanti!», вешать плакаты. Но и команду нужно гнать вперед. Игроки уйдут, тренеры уйдут, а «Спартак» останется. Вы же за клуб болеете, а не за отдельных личностей.

Источник: sport-express.ru


  • Добавить в закладки Яндекс

Похожие новости:

Оценки комментария:

Надеюсь, больше он не сыграет за основу.
  • VKJAZZ
  • VKJAZZ   Личное сообщение
  • 18:56, 13 января 2019 г.
  • +1

  • +1

  • add12
  • add12   Личное сообщение
  • 11:04, 14 января 2019 г.
  • +1

  • J7exa
  • J7exa   Личное сообщение
  • 15:50, 14 января 2019 г.
  • -1

BrandShop




Премьер-Лига 2019/20
01
23
02
22
03
20
04
20
05
20
06
14
07
14
08
14
09
14
10
10
11
10
12
9
13
9
14
8
15
8
16
8

Результаты Графики

 

Получить код информера